Андрей Пионтковский: Зачем Россия Путина воюет с Западом?

Российский политолог и публицист Андрей Пионтковский



Почему митрополит Тихон (Шевкунов) переживает, что Путин не бессмертен? Кому президент РФ адресует тезис о том, что современный капитализм якобы исчерпал себя? Зачем Россия Путина идет на конфронтацию с НАТО? Работает ли газовое оружие Кремля? Обсуждаем с политическим аналитиком Андреем Пионтковским.


Участвует политолог Александр Баунов.

Ведет передачу Михаил Соколов. Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Сегодня у нас на связи с московской студией Радио Свобода по Скайпу политический аналитик и публицист Андрей Пионтковский. По плану мы хотели обсудить последние события российской внешней политики, планы Кремля. Тем более, что Владимир Путин на клубе Валдай наговорил достаточно. Его почитатели после этого тоже загорелись энтузиазмом, говоря, как, например, Сергей Марков, о "философе на троне, которого не понимает интеллектуальная элита страны". Мы попытаемся понять. Явился еще один энтузиаст – митрополит Тихон Шевкунов, якобы духовник Владимира Путина. Он отвечал на вопросы издания "Daily Storm". И вот что он сказал об отождествлении Владимира Путина и России. Михаил Соколов: Андрей Андреевич, почему митрополит так переживает, что Владимир Путин не бессмертен?

Андрей Пионтковский: Вы знаете, мне бросилась в глаза такая историческая перекличка – Филофей Псковский, а нас сейчас Тихон Псковский. И тот, и другой, все их последователи вот уже 9 веков вкладывают в уста русских государей одну и ту же песнь о высочайшей духовности, которую Русь святая противопоставляет прогнившему Западу. Видимо, Тихон считает, что он нашел клиента, восприимчивого к этой проповеди, что никто его заменить для Тихона уже не сможет. Он свой, профессиональный вопрос пиарщика религиозного.

Михаил Соколов: Тихон доказывает: "Строить русский народ в государственном строительстве может только монархия. Единовластие естественно для нашей страны". Получается, опять володинский тезис: нет Путина, нет России. Этот человек, действительно, единственная надежда монархистов и сторонников самодержавия?

Андрей Пионтковский: 9 столетий назад примерно, примерно почти в одно время произошло на просторах Евразии три очень важных события. Во-первых, появилось два важнейших политических документа, которые предопределили ход истории на века – это Яса Чингисхана и на противоположном конце Евразии Великая Хартия вольности британских баронов. Это два документа об устройстве государства, соотношения прав личности и государства, об устройстве мира, если хотите. В их непрерывном противостоянии творилась мировая история.

Третье событие в то же самое время примерно – тот один народ, о котором все время говорит Путин, который тогда действительно был одним народом, народ Киевской Руси, он в результате татаро-монгольского нашествия оказался расколотым. Половина его провела следующие два столетия в Орде, а другая половина в том, что называлось Великим княжеством Литовским, а по существу было русско-литовским государством. На выходе из этого двухвекового половинного котла вышли уже несколько разные народы.


Поэтому Путин запоздал со своей концепцией. Как многие русские историки отмечали, что так называемое освобождение от татаро-монгольского ига было просто переездом ставки хана из Сарая в Москву. Московия и стала этим ханством. Конституция ее была и остается в известной степени Ясой Чингисхана.

Кстати, в этом наследстве нет ничего биологического, наследовался политический код. Современная Монголия, между прочим, яркий успех идей Великой Хартии вольности и образцовое демократическое государство, в котором несколько раз произошла смена власти. Непрерывность Ясы на этом пространстве, Московии, Советского Союза, Российской Федерации, она всегда сопровождается одним и тем же, вкладываемым этими Тихонами, Тимофеями, посланиями русских государей Западу, которые сводятся к ключевой фразе: "духовности у вас нет ... ". И дальше одно известное нецензурное слово.

Ярким примером этого послания была и та речь, которую произнес, видимо, после ночных бдений с Тихоном Путин на Валдайском клубе. Этой речью он не ограничился, был еще очень интересный стендапчик, о котором мы поговорим. Но речь очень характерная, некоторые ее сравнивали с мюнхенской речью 2007 года. Я подчеркну принципиальные различия: тогда это был геополитический вызов Запад, был такой обидничек там на расширение НАТО, выход из договора ПРО, такие мелкие земные вопросы. А здесь Путин ударился в духовное, здесь это духовный вызов Западу – духовности у вас нет. Вот так можно сказать об этой перекличке веков. И Тихон очень удачно в нее вклинился, чтобы нам напомнить об этих параллелях.

Михаил Соколов: Давайте мы поговорим теперь о Валдайском клубе, форуме. На ваш взгляд, кому и зачем Путин адресует свой один из основных тезисов про капитализм современный, который якобы исчерпал себя?

Андрей Пионтковский: Это уже комическая часть послания Путина, снижение темы о духовности. Дикий капитализм обличает обладатель крупнейшего в мире подпольного состояния, его активы оцениваются примерно в 250 миллиардов долларов, создатель и основной бенефициар абсолютно чудовищной клептократии.

То есть все пороки дикого капитализма воплощены здесь, в нашей замечательной обители духовности. Кстати, так же убедительна и его борьба за сохранение традиционных семейных ценностей. Напомню, как минимум, что это отец дочерей женщины номер один, женщины номер два, женщины номер три. Масса вопросов к нему по этому поводу. Так что это абсолютно смешное лицемерие, вот эти темы о диком капитализме и о бесценных российских семейных ценностях.

Михаил Соколов: Ваш коллега Александр Баунов, с которым общался мой коллега Артур Давлетшин, несколько прагматически истолковал этот тезис об исчерпании капитализма, как такой поиск союзников. Александр Баунов: К западным контрэлитам, к антиэлитизму западному. Если в начале века антиглобалисты были врагами и западных правительств, и российского, московского, то теперь те, кто бросают вызов западной системе изнутри, являются естественными союзниками Кремля. В основном, конечно, к левым антиглобалистам, к их новой версии, новому изданию.

Михаил Соколов: Действительно ли Москва, Кремль Путина ищет союзников среди антиглобалистов, каких-то маргинальных групп? Насколько они могут быть влиятельны с тем, чтобы разрушать современный капитализм ради торжества хотя бы в России капитализма дикого?

Андрей Пионтковский: Советскому Союзу всегда нужна была "пятая колонна" на Западе. Вспомните, кого он разрабатывал, кому выдавались громадные деньги: какой-то сумасшедшей Анжеле Дэвис, пособнице террористов, "Черных пантер". Регулярно рассказывал бывший резидент советской разведки в Вашингтоне, как он возил банкноты лидеру несуществующей Коммунистической партии в Соединенных Штатах.

Современное поколение кремлевских прагматиков работает с совершенно другой аудиторией. Тем более, что влияние этих левых группировок упало, оно хочет сконцентрировать, я бы назвал, квазифашистские силы, как Альтернатива для Германии, Ле Пен во Франции. Таким героем-контактером был Бенон, которого сейчас судят Соединенные Штаты.

Тут нет никакой идеологической, серьезно переживаемой изнутри составляющей, просто эти люди наиболее падки на такую демагогию. Они очень сочувствуют пророссийским протестам о том, что нельзя заставлять мужчин ходить в женские туалет – это для них очень близко. Соответственно, поддерживают российские геополитические идеи. Очень характерный пример, кстати, Восточная Германия. Большая параллель, я ее все время подчеркиваю, между ОРДЛО в Украине и тем, что Россия пытается с ней сделать, а именно втолкнуть как раковую опухоль в тело Украины, с ГДР. ГДР была таким ОРДЛО в теле Германии.

Кстати. В 1952 году Сталин пытался сделать то же самое, что сейчас Путин делает в Украине, он предложил Аденауэру: давайте объединим, пойдем навстречу чаяниям немецкого народа и объединим ОРДЛО с ФРГ, но так, чтобы в ГДР все оставалось по-прежнему, Iтази, Красная армия, СЕПГ и так далее. Аденауэр поблагодарил его, сказал, что я предпочитаю остаться канцлером половины Германии, чем политзаключенным во всей Германии. Сейчас то же самое мудро отвечает президент Зеленский Путину, вызывая его крайнее недовольство.

Эти 30 лет воспитания в ОРДЛО наложили свой отпечаток. Больший успех на последних выборах полуфашистская Альтернатива для Германии получила, конечно, в бывшей ГДР. Причем за нее голосовали те же люди, которые еще несколько лет голосовали за левых наследников коммунизма. Левые попутчики Кремля органично переходят в правые. С этой точки зрения это очень разумная тактика.

Михаил Соколов: Кстати говоря, интересно, что Владимир Путин в очередной раз пугал мир расширением НАТО, россиян тоже. Он говорит о том, что инфраструктура приближается через Украину. Михаил Соколов: Тут военно-технический есть аспект и политический.

Андрей Пионтковский: Я все это слышал в течение 20 лет большое количество раз, включая и то, что противоракетные системы могут быть превращены в атакующее, наступательное оружие.

Проблема в том, что постепенно под громадным давлением после аннексии Крыма, агрессии на Востоке Украины, беспрерывных угроз полного уничтожения украинского государства, которые прозвучали, кстати, на том перфоменсе, о котором мы говорили, в самой резкой форме, Запад в какой-то степени начинает высказывать поддержку Украине, готовность не сражаться за нее, разумеется, Запад этого никогда не будет делать, но, по крайней мере, снабжать современным вооружением и оказывать политическую и экономическую поддержку. Это, конечно, вызывает бешенство в Кремле.

Никогда бы ничего подобного не возникало, если бы не было этой продолжающейся российской агрессии. Путин предлагает Западу просто принять как должное так называемую Ялту. Его уникальное право делать все, что угодно, как минимум на постсоветском пространстве. Он должен быть готов к тому, что в конце концов настроения Запада изменятся. Потому что речь идет не только о существовании Украины.

Особенно сейчас после репутационной катастрофы в Афганистане, диктаторские режимы Китая и России бросили открытый вызов Западу. Они, пожалуй, искренне поверили, что настал наконец момент, который они может быть ждали столетиями, обращая все эти послания к Западу о духовности, момент, когда можно сокрушить Запад, нанеся ему два параллельных удара – подчинение Украины и захват Тайваня. Если эти два события произойдут, это действительно можно считать концом Запада, уходом его из мировой истории. Поэтому Запад наконец активизировался, предвидя эту опасность.

Такое интересное совпадение буквально по дням, в тот же день, когда Путин посылал свои самые жесткие сигналы Украине, он просто сказал, он подробно объяснил, что никаких контактов с этой властью Украины он не будет иметь. И с любой другой властью, он сказал, которая там образуется. Потому что, по его глубокому убеждению, без внешнего воздействия украинская власть не может трансформироваться в позитивном направлении. "А вот как это будет происходить, я сейчас думаю, я еще не решил", - он сказал. Вызов брошен самый последний, мне кажется.

Как раз в этот день неожиданно изменился голос Запада. Это был визит министра иностранных дел Остена, который в каждой своей остановке в Тбилиси, в Киеве, а Бухаресте, в Брюсселе начинал свое выступление со слов: давайте говорить начистоту – Россия агрессор, и она продолжает свою агрессию против Украины. Остину удалось мобилизовать весь саммит НАТО, где совершенно неожиданно с жесткими заявлениями выступили все лидеры стран НАТО. Москва шокирована, я понимаю этот шок.

Заявление министра обороны Германии, обращенное к Кремлю, что мы будем защищать страны НАТО, мы будем защищать наших союзников, мы будем сражаться с вами, если понадобится, и ядерным оружием. Это немыслимые слова в устах министра обороны Германии, потому что немцы действительно глубоко переживают чувство вины за преступления, совершенные Гитлером во время Второй мировой войны, прежде всего против советского и русского народа. До какой степени надо было довести немецких политиков, немецкое общество, чтобы оттуда начали звучать такие слова. Мы, кажется, находимся сейчас на пороге очень серьезных и опасных событий - вот это основной вывод из последнего заседания Валдайского клуба.

Михаил Соколов: Я хотел вас спросить о газовом оружии, которое использует Владимир Путин. Выступая на том же форуме Валдайском в Сочи совмещенном, он фактически пообещал Европе газ только по "Северным потокам", дополнительный газ в связи с энергетическим кризисом. Доказывал, что Россия здесь вообще ни при чем. Как только по одной трубе дадут разрешение, мы закачаем столько-то, когда вторая пройдет сертификацию, то еще втрое больше. Эта ловушка, эта приманка может сработать в связи с тем, как меняется правительство Германии, может быть коалиция социал-демократов, "зеленых" и "Свободных демократов"?

Андрей Пионтковский: Путин занимается грубейшим шантажом, требуя скорейшей сертификации "Северного потока", отказываясь делать те вещи, которые в осенне-зимний сезон необходимо сделать, увеличивать прокачку по украинским носителям. Мне кажется, что это циничное давление, сопровождаемое информационным фоном, таким торжествующим и злорадным по всем российским каналам, гибели, смерти Запада и от холода, и от голода, оно произвело обратное впечатление отрицательное, оно не стимулировало ускорение процесса сертификации, наоборот, оно поставило его под вопрос.

Дело не в том, что приходят новые правительства, завтра министром иностранных дел станет убежденный противник "Северного потока". Меркель произносит совершенно неожиданные сентенции по адресу человека, которого она еще несколько недель назад называла "дорогой друг Владимир", вскакивала, кстати, делая книксен при появлении министра Лаврова. Теперь она вспомнила, что она этим людям не доверяла как минимум 20 лет.

Вся эта кампания и военных угроз, и экономических, и просто угроз самым базовым жизненным необходимостям западному обществу, произвела, на мой взгляд, обратное впечатление. Запад консолидируется против Путина. В частности, готов отражать, помогать Украине отражать агрессию, которой он грозит. Наверное, задумывается над решением глобальной энергетической проблемы не только в долгосрочном плане, а чрезвычайно сегодня. Шантаж растет как снежный ком, уже отключают Молдову. Мне кажется, Путин увлекся этой агрессивной тактикой.

Михаил Соколов: Если он увлекся, есть ли сейчас инструменты, которые могли бы поставить кремлевскую интригу на место, серьезные экономические инструменты, например? Другой газ с других рынков, какие-то предупреждения о прекращении сотрудничества в будущем. Что может сработать?

Андрей Пионтковский: СШАЮ обратив потоки сжиженного газа с Дальнего Востока в Европу. Хватит ли у них стратегического мышления, смогут ли они подняться над чисто экономическими соображениями – это вопросы к тому человеку, который занимает Овальный кабинет, соответствует ли он роли лидера свободного мира.

Я уже как-то отмечал, что свой первый кастинг, проблема Америки в том, что эта вакансия пустует уже как минимум 12 лет, ни Обама два срока, ни Трамп, они абсолютно не соответствовали. Более того, они принципиально отказывались, один с левых позиций, а другой с правых. Байден как раз пришел к власти во время избирательной кампании и в своих первых выступлениях, в частности, его знаменитое выступление на Мюнхенской конференции под лозунгом возвращения Америки в мировую политику, возвращение ее к роли свободного мира. Но он провалил этот кастинг первый на встрече в Женеве. Это не моя заинтересованная оценка и не злобных республиканцев и Трампа. Си-эн-эн вышла с "шапкой" на следующий день после возвращения: "Путин получил от Байдена все, что он хотел".

В течение трех месяцев упорной борьбы эта ошибка была исправлена к визиту Зеленского, он уже не приставал к нему с выполнением минских соглашений и с присоединением ОРДЛО, как он публично обещал Путину в Женеве. Сейчас Путин затеял такую штуку, кстати, это было и на обсуждаемом нами митинге, он пробрасывает мысль о встрече с Байденом, сопровождаемую такими лицемерными похвалами мудрости американского президента, жалобы, что он хочет очень много хорошего, но ему не дают, в том числе его ближайшие советники. Так же, как это было якобы с Трампом. Ему понравились встречи с Байденом в Хельсинки и с Байденом в Женеве, потому что он их переиграл полностью, как уголовник всегда переиграет "шляпу" и лоха. Он надеется спасти ситуацию, отбить сопротивление "глубинного государства", которое символизируется яркой, очень четкой позицией министра обороны Остина, он хочет снова переиграть на личной встрече с Байденом, выжать из него снова, заставить его промямлить какие-то формулировки о мирном урегулировании на Донбассе, о единственном Путин Минских соглашений. Это тоже была очень важная линия, разыгрываемая им в Валдае и подхваченная на следующий день.

Кстати, я вам скажу из Вашингтона, ни малейших здесь нет ни утечек, ни сообщений, ни обсуждений о возможной встрече Байдена и Путина – это высосанный Путиным из пальца фейк, направленный, чтобы каким-то образом вытащить Байдена на эту встречу. Я думаю, что ему не дадут, так же, как его не очень выпускают к корреспондентам, Байдена, тем более его нельзя выпускать к такому проходимцу, как Путин.

Полный текст будет опубликован 26 октября.


Оригинал

Комментариев: 0
Институт Национальной Политики