Поиск
  • Институт

Борис Стомахин: Политическая революция


Уж сколько раз твердили миру…


Ну вот, хабаровчане выдвинули ультиматум: Путин должен до сентября подать в отставку. Как вы думаете, он подаст?  


Но самое неожиданное – что десятки тысяч людей на Дальнем Востоке вообще вышли на улицы и площади за что-то, не имеющее прямого и непосредственного отношения к их карману и желудку. Лето 2020 года принесло нерядовой в этом смысле результат, причем даже круче, чем лето 2019-го в Москве, где тоже были уличные баталии (в прямом смысле) на связанные с «выборами» темы. Именно это поражает в происходящих там ныне событиях больше всего. 


Хотя, если копать глубже – то увидишь во всех этих неожиданных случаях один и тот же скрытый мотив: рабы хотят, чтобы государство их лучше кормило и больше о них заботилось. Фургал в Хабаровске это вроде как уже делал за два года своего губернаторства – и тем объясняется его популярность после ареста. А на московских «оппозиционеров» типа Яшина и Соболь была в 2019 надежда, что они, став депутатами, будут олицетворять собой рост заботы государства о его жителях (рабах).


И въелось это настолько крепко, настолько железобетонно, так прочно и неотменимо вошло в сознание миллионов населения не только России, а всего ex-USSR, – что не вытравишь. Ведь совершенно искренне не понимают люди: мол, а что же тут плохого, если государство заботится о своих гражданах?


И прожившие жизнь седые старики повторяют тебе раз за разом с пафосом полнейшей убежденности: мол, в СССР-то была бесплатная медицина, бесплатное образование, льготные путевки в отпуск на море каждый год.


«Ни одна приличная революция не совершалась голодными. Мир голодных и рабов заклеймен таким проклятьем, которое самого Карла Маркса вынудило отказать России в революционной потенции.


Я убеждена теперь, что революция может быть только политической; что любая примесь социального сведет ее на нет; что голодные и рабы должны быть предметом попечения благотворительности и просветителей, но не революционным авангардом», – писала еще в 1992 году Новодворская. 


Трудно сформулировать точнее и угадать будущее прозорливее.


Что делать с теми, кто забывает, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке? Кто, прожив жизнь, искренне верит в 70 лет, что в мире существует что-то «бесплатное»? 

Да ничего, наверное, не делать. У людей вообще короткая память. Со стариками, во всяком случае, – ничего, ибо ничего и нельзя тут поделать. Или не помнят ни хрена и видят собственное прошлое исключительно в розовой дымке, или врут сознательно, и тогда их подавно ничем не переубедишь.  


СССР стоял на фундаменте из человеческих костей и черепов с дырочками в затылках, и всё «бесплатное» это счастье доставалось исключительно тем, кто по какой-то причине не был расстрелян, не попал в лагерь или в спецпсихушку. Но массы населения РФ каждый день ставят Сталину новые памятники в разных городах и мазохистски уверены,  что ради блага государства оно, государство, в лице своих карательных органов, имеет полное право расстреливать и гноить в лагерях столько людей, сколько ему нужно. Причем немало потомков расстрелянных очень гордятся тем, что полностью одобряют расстрел государством их родителей, дедов и бабушек.


Смешно другое: не жившая в совке, ничего, кроме путинщины, за последние 20 лет не видевшая молодежь, а часто при Путине уже и родившаяся школота – тоже, со слов ли бабок, дедов, родителей или пропаганды на YouTube (телевизор же, как считается, молодежь не смотрит), свято верит в то, что при совке было всё «бесплатно» и вообще жилось как-то лучше, была некая мифическая «справедливость». Растет и ширится – за счет молодежи не в последнюю очередь – разношерстное движение «граждан СССР», заявляющих, что, мол, советскую конституцию никто не отменял.


Бред, но живучий; а поскольку яблочко от яблоньки недалеко падает – то и переубедить, спасти, освободить от рабства иллюзий и ярма «заботливого» государства эту молодежь вряд ли удастся. Какие родители – такие и дети. Разве что жизнь научит.


Еще и еще раз: революция должна быть только политической, решать вопрос только о власти, о государстве и о степени его вмешательства в частную жизнь граждан. Революцией, собственно, политические события на пространствах ex-USSR делают именно лозунги сокращения такого вмешательства, урезания полномочий государства и количества госбюрократии. 


Если же на площадях звучат требования, чтобы государство больше давало, сытнее кормило, увеличивало пенсии и пособия, заботилось и не давало пропасть – то это не революция, а бунт халявщиков, не более того. Бунт не за свободу, а наоборот – за усиление и укрепление рабства. Бунт людишек, которые сами по себе, без государства – никто, ничего не стоят и ни на что не годны. Потому что государственный содержанец и иждивенец, зависящий от подачек госбюрократии и не имеющий другого, независимого источника доходов – это просто-напросто государственный раб. 


Ибо «кто девушку ужинает, тот ее и танцует». А раб, защищающий и отстаивающий свое рабство, свои цепи и хозяйскую плеть вместо того, чтобы стремиться к свободе –  это самый омерзительный в мире типаж, не заслуживающий  вообще звания человека.


Путинский режим сажает и левых, и сталинистов, и социалистов. Причина очень проста: при любом, даже максимальном идейном родстве с режимом  – эти левые неподконтрольны режиму, не позволяют ему собой управлять, а говорят и делают то, что считают нужным сами. Именно это и есть причина их арестов.


И если они политзаключенные, сидящие чисто за слова – их надо защищать, но  это ни в малейшей степени не означает согласия и какой-либо идейной солидарности с их взглядами, будь то «новый социализм» или старый сталинизм. (Даже более того: Восленский абсолютно правильно заметил в «Номенклатуре», что для тоталитарных партий нет деления на «левых» и «правых», они именно что тоталитарные, то бишь захват власти – их единственная идеология, обосновываемая в каждый данный момент наиболее выгодной для этого демагогией. 


Так что эти «победители фашизма» и фанаты Усатого во многом сами оказываются, несмотря на свои коммунистические лозунги, теми еще фашистами, особенно  если фашизм понимать как вообще идеологию превосходства коллективного над индивидуальным. Тогда и коммунизм оказывается просто одной из разновидностей фашизма.


Политическая революция совершается ради свободы. А главным врагом свободы является именно государство. И революция для того и происходит, чтобы уменьшить власть государства над своими гражданами и их зависимость от него. В такой схеме граждане – первичны, именно они составляют фундамент, первооснову всей системы. Они коллективно учреждают себе государство, нанимают его на службу, как нанимают обычно в любую фирму бухгалтеров, охранников, завхоза, уборщицу и прочий персонал. В дальнейшем они же следят за корректной работой этого наемного персонала государства и производят посредством демократических выборов его регулярную ротацию. При этом общим вектором такой системы всегда остается недоверие государству и стремление, насколько это возможно, еще сократить его полномочия, власть и возможности контролировать жизнь граждан.


Населению же России присуще совершенно обратное стремление. Совершенно верно изрек в 1996 году Зюганов: «Россия – левая страна». Русские, наоборот, требуют, чтобы государство их больше, лучше и сытнее кормило. И по возможности не заставляло работать. Тот  факт, что расширение кормежки за госсчет означает и автоматическое увеличение зависимости граждан от государственной бюрократии – русские в массе своей просто не способны осознать; а если им кто и сподобится растолковать эту нехитрую истину – их это совершенно не смутит. Логика очень простая: никакие права и свободы нам не нужны, ибо без кормежки они ничего не стоят; халявная кормежка и «забота» государства – вот что они в массе своей считают единственной настоящей «свободой». 


Мысль о том, чтобы послать на фиг  государство с его пособиями и пенсиями и начать зарабатывать и жить самостоятельно – абсолютному большинству русских не приходит даже в голову. Как и о том, кстати, чтобы сопротивляться государству в смысле сдирания им налогов с каждого жителя и под любым предлогом. Не отдавай жители изрядную часть своих зарплат государству в виде принудительных налогов – не жаловались бы они сейчас так горько на нищету и прозябание.  


А те немногие, кому эти мысли приходят и кто, тем паче, пытается их реализовать – становятся злейшими врагами не только государства, но и объектом травли для люмпенского большинства. Ибо, как давно замечено, «справедливость» эта биомасса понимает не как свободу, не как наличие прав и уважение своего человеческого достоинства – а как равенство в бесправии  и нищете: типа, чтобы никто не смел жить лучше, чем я. 


И если кто-то посмеет и чего-то на этом пути добьется – то соседи не равняться на него будут, не подражать, не рваться тоже к вершинам заработанного своим горбом благосостояния – а подпалят ночью богатого соседа, красного петуха ему со злорадным удовольствием подпустят, – чтобы, мол, не вы…вался!


Такое отношение к своему и чужому, будь то имущество или достоинство, – это, собственно, и есть основа «отдельной русской цивилизации», о которой говорят веками ее фанаты, от Кремля до черносотенных листков на «оппозиционных митингах». И по поводу отдельности этой «цивилизации» от мировой, ее полной несовместимости с мейнстримом развития человечества – они, надо сказать, совершенно правы. Это тот редкий случай, когда и сломанные часы показывают правильное время, когда и Путин говорит чистую правду…  


Нормальные люди работают на себя и дорожат своей независимостью от государства, неподконтрольностью, самостоятельностью, – короче, всем тем, что называется свобода. Русские (совки, вата, или как их там еще назвать, – ведь уже давно понятно, что именно среди русских такого рода ваты и совков абсолютное большинство, хотя и в других странах пост-СССР их тоже, увы, хватает) – наоборот, стремятся к тому, чтобы жить за счет государства, а повышение до максимума их уровня зависимости от государства их вообще не волнует. 


То есть, логически и эмпирически мы все равно приходим к одному и тому же выводу: все основные векторы русской политики, «оппозиционной» не меньше, чем пропутинской, противоположны свободе. «Оппозиция» в России,  в той мере, в какой она хочет  быть массовой и пользоваться поддержкой населения – по умолчанию окажется  левой. популистской  антилиберальной, пусть даже и именует себя громкими титулами вроде «партия народной свободы», или «либертарианцы», или как угодно еще. 


Примеров достаточно, и если вспомнить, как в 2012 году Немцов («либерал»!) с трибуны «Марша миллионов» требовал заморозить цены на ЖКХ, а в 2018 Либертарианская (!) партия проводила митинг против реформы пенсионной системы и повышения пенсионного возраста, – через эти два случая, как через любые две точки в геометрии, можно провести прямую. И прямая эта как раз и окажется вектором совершенно антилиберальной, этатистской и патерналистской политики русской «оппозиции».


Всё это просто, как дважды два, но они все равно не понимают. «Революция» массово понимается «оппозиционно» к  Путину настроенными русскими как акт переформатирования системы в такую, которая начнет больше заботиться о своих гражданах, кормить их и опекать. Одной из распространенных идей, за счет чего это можно обеспечить, является идея «национализации ведущих отраслей промышленности», недр и пр., отъема собственности у мифических «олигархов» (которых уже 20 лет как нет в России), «пересмотр итогов приватизации» и т.п. То есть – по сути – незатейливое шариковское «взять всё и поделить». 


На потакании люмпенам и люмпенским вкусам вырос 20 лет назад Путин, – не меньше, чем на «борьбе с терроризмом» в Чечне и взрывах домов. Восстановление советского гимна в первые же месяцы президентства – было с его стороны четким знаком люмпенам и совкам: «я – свой!». А сокращение доходов на питание, расходов на бюджетную медицину, подъем пенсионного возраста и прочие «непопулярные меры» – все это пришло потом, гораздо позже, лет через 15-18 только, и тоже не по злой воле Путина, а  по причинам вполне объективным:  от роста процента пенсионеров во всем населении – до падения цен на нефть.


Кто платит – тот и заказывает музыку.  Кто девушку ужинает – тот ее и танцует. Эти нехитрые истины в меткой и афористичной форме русским стоило бы выучить наизусть, зазубрить, как таблицу умножения. И включить все-таки логику, подтверждающую эти прописные истины.


Например, если жители глухой российской провинции (колоний, то бишь) недовольны, что государство «оптимизирует» бюджетные расходы на медицину, закрывая в маленьких городках больницы, или что на предлагаемые зарплаты нет врачей, желающих ехать в глухомань и там работать за гроши, – ну так, ребята, вы же непременно хотите больницы и поликлиники государственные, бюджетные, то есть – от барина, от его щедрот, за счет бюджета, перераспределяемого госбюрократией. 


А барин волен распоряжаться, как ему хочется: захотел – дал вам больницу, захотел – закрыл ее, и ездите со своими болячками хоть в соседнюю область. А чего вы, собственно, ждали-то? На халяву, за счет госбюджета – иначе и не бывает, особенно если бОльшая часть его уходит на полицию, армию и спецслужбы (против чего вы, как правило, не протестуете даже на словах, веря в путинские байки про мифическую «безопасность»).


Разумным и рациональным решением было бы – скинуться, построить здание и создать для себя  больницу или поликлинику самим,  за свой счет, на коммерческой основе, где пациенты сами платили бы за прием – но врачи получали бы нормальную зарплату и не были бы вынуждены искать лучшей доли в другом месте. Но нет, где уж  там! Быдло хочет именно «бесплатно», на халяву – и чтобы при этом хозяин (государство) ему обеспечил еще и качество услуг, и их бесперебойность, и т.д.


«Лечиться даром – это даром лечиться», – комментирует эту ситуацию народный фольклор еще советских времен.


То бишь – опять что эмпирически, что логически мы приходим к тому, что Россия попросту безнадежна. Что для свободы в ней нет никакой почвы, ибо сам традиционный образ  мышления населяющих ее миллионов люмпенов, любителей халявы и ненавистников самостоятельного зарабатывания – автоматически создает почву для все новых и новых тираний после каждой очередной «оттепели», случающейся тогда, когда надоест быдлу и окончательно зайдет в экономический тупик диктатура прежняя. 


И чем громче население РФ сегодня бузит, будь то в Хабаровске или где-либо еще на просторах империи – тем преданнее завтра будет оно опять лизать сапоги новому тирану, который займет трон на волне торжественных обещаний поднять пенсии и детские пособия, увеличить зарплаты бюджетникам, снизить опять пенсионный возраст и т.п.


Почему, собственно, государство должно кормить свое население? Только потому, что население не хочет, не умеет и не способно прокормиться само? Но тогда должен действовать дарвиновский закон эволюции, естественного отбора: неспособные и непригодные – отсеиваются, погибают, освобождают пространство более сильным и приспособленным. Это так же естественно и неизбежно, как естественная смена поколений, и попытки противостоять этому под знаменем «социального государства», новомодного «безусловного базового дохода» (который непонятно откуда будет браться, раз работать и что-то производить теперь не обязательно) – не более разумны, чем поиски философского камня, превращающего свинец в золото, составление всякого рода эликсиров бессмертия и тому подобной алхимии. 


Из ничего не возникает ничего, и как потопаешь – так и полопаешь (любимая поговорка Новодворской). А такое вот уродливое государство-мутант, государство рабов, необходимое им как отец-кормилец, без которого рабы пропадут, – представляет собой, между прочим, угрозу всему миру и человечеству в целом, посылая своих покорных и безотказных рабов захватывать чужие земли в Украине и Грузии, воевать против сил цивилизации в Сирии и Ливии, травить политических противников в Англии и взламывать сервера партий и парламентов в куче стран Европы.


Веками въевшийся менталитет коллективистов и халявщиков не оставляет никаких надежд на то, что Россия когда-либо принципиально изменится и не то что в нынешнем монстроидальном виде, но даже и по частям будет представлять собой что-то приличное. Часть населения, стремившаяся жить самостоятельно и за свой счет, а не на государственные подачки, будь это бравшие землю во время столыпинской реформы хуторяне, горбачевские кооператоры конца 80-х или целое поколение бизнесменов начала 90-х – всегда в этой стране уничтожалась и государством, и криминалом, и самой природой, грабилась, истреблялась,  выжигалась, выкашивалась беспощадно всеми объединенными силами реакции – так что лишь чудом кое-кому удавалось, потеряв весь бизнес и все вложенные в него деньги, сохранить хотя бы жизнь свою и семьи.


Небольшое меньшинство русских, стремившихся жить цивилизованно и цивилизовать свою страну – неизменно в истории терпело поражение от орд патерналистских и этатистских люмпенов, быдла, орков, колхозников. Нет никакой надежды, что этот вековой тренд будет переломлен в обозримом будущем.


Ничего сделать, ничего изменить в российской политике нельзя, как и в менталитете российского населения. Остается лишь констатировать факты, создавать зарубки на деревьях в этой заколдованной дикой чащобе – вехи для тех, кто пойдет этим путем после нас. Так вот, от захвата власти большевиками и самых первых их шагов осталась удачная формула, касавшаяся отношений новой (коммунистической) религии и ее жрецов со старой: будучи отделена от государства, «религия объявляется частным делом». Государство не лезет в эту сферу и не пытается ее регулировать (хотя расстрелы священников были уже и тогда).


Именно эту чеканную формулу  надо было бы применить и ко всей «социальной» сфере, тянущей Россию как гиря на дно. Провести, наконец, политическую революцию. Объявить материальное положение каждого гражданина, вопросы его выживания, питания, домашнего бюджета, «соцобеспечения» и т.п. – сугубо частным его делом, к которому не имеет никакого касательства государство!  


Узаконить  отделение «социальной сферы» гражданина от государства, принципиальное невмешательство государства в эти вопросы – и, естественно, сократить само государство в лице бюрократии где-то на 90%, чтобы из «отца-кормильца», всемогущего хозяина  и единственной надежды люмпенов на выживание оно превратилось бы в то, чем только и должно  быть: специализированную узкопрофильную команду наемных менеджеров с ограниченными и четко прописанными полномочиями.


Оригинал

  • YouTube Социальные Иконка
  • Круглая иконка Facebook
  • Круглая иконка Twitter
  • Instagram - черный круг
  • Vkontakte - черный круг
  • Odnoklassniki - черный круг
  • YouTube - Black Circle

© 2018-2020 «INFORMATION PUBLICATION «NATIONAL POLITICS»»,

«ІНФОРМАЦІЙНЕ ВИДАННЯ «НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ»», «ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»» ©

Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації: Серія: КУ № 826-463Р, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com

© 2018-2020 «INSTITUTE OF NATIONAL POLITICS», «ІНСТИТУТ НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ», «ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ» ©

Україна, м. Київ, вул. Лютеранська, буд. 3-А, 01001, Ідентифікаційний код юридичної особи 41941956, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com