Борис Стомахин: NO FUTURE


Очередной тренд сезона – волна слухов о том, чем именно болен Путин, насколько его болезни неизлечимы и как скоро он подаст в отставку. Большинство прогнозистов сходится на том, что болезни неизлечимы и уйдет вот-вот, уже совсем скоро.


Хочется, хочется людям хоть какой-то надежды. Хоть какой-то светлой точки в непроглядном мраке окружающей действительности. Все лето, с весны еще даже, было много прогнозов о том, что осенью 2020 года в России грядут массовые протесты из-за «социально-экономических» неурядиц населения – и что эти протесты, может быть, даже сметут сам режим Путина, только что обнуленный и продленный до 2036 года.


Не смели…


Протестов – достаточно массовых – не оказалось, поэтому теперь «общественное мнение» лелеет новую надежду – на уход Путина от власти по болезни. Или даже на то, что он скоро умрет.


Не надейтесь.

Он еще вас всех переживет.

Простудится, как говорится, на ваших похоронах.


Потому что все крупные исторические события происходят, как правило, совершенно неожиданно. По крайней мере, неожиданно для тех, кто профессионально занимается аналитикой и прогнозами. Для американских прогнозистов и аналитиков, например, в 1991 году полной неожиданностью стал распад СССР, который еще в начале года казался им вполне прочным…


Наивность ожиданий и скромность надежд порождены воспитанием. Все «аналитики» мало-мальски «оппозиционного» толка, как и сама эта официальная «оппозиция» в России вскормлены на идеалах диссидентского движения 70-х годов. На «ненасилии», «соблюдении закона» и т.п. вещах. Вот уже 55 лет, больше полувека, прошло с того первого «митинга гласности» на Пушке в Москве, который считается точкой отсчета диссидентского движения в СССР. Лозунги типа «уважайте собственную конституцию!», убеждение, что насилие применять и кровь врага проливать ни в коем случае низ-з-зя, чтобы, упаси бог, не «уподобиться» этому самому врагу, не замарать свои белые диссидентские ризы вражьей кровью, — весь этот морально-нравственный багаж еще оттуда, из начала 60-х. Буковский подробно и с явным сочувствием описывает становление этого движения и тогдашнее ноу-хау – «заставить советскую власть соблюдать ее же собственные законы» – в своих мемуарах «И возвращается ветер…».


И что теперь? На что осталось надеяться? Очередь на одиночный пикет – прошлогоднее их рабское ноу-хау, опиравшееся на «закон о митингах», по которому одиночный пикет не надо «согласовывать» – больше, увы, не работает. С одиночных пикетов точно так же уволакивали в ментовку и паяли штрафы еще и в том году. В этом стали уволакивать и из очереди на него…


Что остается? Что они еще придумают, чтобы и свой имидж «оппозиции» соблюсти – и «экстремистами» какими-нибудь не прослыть? Не дать, упаси бог, власти подумать, что они законы ее не уважают или вообще на «конструктивный диалог» с ней не настроены….


Ожидания массовых протестов и свержения режима голодными пенсионерами и работягами – не сбылись. И не могли сбыться, потому что Россия населена генетическими рабами. Они если и бунтуют порой – то не за свободу, а за увеличение пайки. За смену начальника тюрьмы, за покраску стен в камерах, за увеличение пайки и удлинение прогулки на целых полчаса – а не за свободу.


Остается ждать, когда сдохнет Путин. И отсюда – волна радостных слухов с описаниями его болезней и прогнозами сроков. И всякого рода лысые соловьи, усердно подпитывающие эти надежды, вбрасывающие добытые из таинственных источников «инсайды»: мол, он неизлечимо болен, вот-вот подаст в отставку (вариант: помрет), так что делать ничего не нужно, просто сидите и ждите, скоро все вам в руки само свалится…


Работает ли эта пропаганда в пользу самого Путина или какой-то другой, конкурирующей «башни Кремля» – не так уж и важно. В любом случае это излишняя перестраховка. На перестраховке, на превентивном закатывании в асфальт любого даже самого мизерного, самого потенциального недовольства и малейшей попытки сопротивления и стоят все эти тоталитарные режимы в России, от ленинского до путинского, уже 100 лет. И это дало свой эффект, количество, в полном соответствии с диалектическим материализмом, перешло в качество.


Так что уверять, что Путин скоро уйдет просто по болезни, даже излишне. Все равно – уйдет или не уйдет – никто в России всерьез с ним и его режимом бороться не будет. И некому, и страшно, и как-то вообще… не принято, так сказать, в этих кругах идти до самого конца, бороться в стиле «победа или смерть». Ну не привыкли они к такому за все эти 55 лет, – тем более, вожди движения их всегда только тормозили, сдерживали, напоминали о «необходимости соблюдения закона», о том, что излишний радикализм, мол, даст властям повод для усиления репрессий (как будто им для этого нужен какой-то особый повод, или как будто они его сами не найдут, если понадобится!). А тех, кто все-таки доходил своим умом до той мысли, что стояние на площади с плакатом, хотя и спасает совесть стоящего, на ситуацию в стране, на оккупацию ею чужих стран, на посадки политзаключенных и т.п. не влияет совершенно, и, значит, нужны методы другого, гораздо более радикального толка, – тех вожди движения неизменно объявляли маргиналами, провокаторами, агентами КГБ/ФСБ и т.п.


Затерянный мир, населенный биомусором, отбросами цивилизации, генетическими рабами, – какая борьба там возможна, в самом деле??! Тех, кто мог бы бороться, кто принадлежал к революционным традициям сопротивления власти до 1917 года – окончательно выкосил еще Сталин в 1937-м. И до сих пор после той глобальной зачистки на этом пространстве не выросло ничего, если не считать хиленького и чахлого гандизма, высшими доблестями которого является сбор подписей под петициями начальству, стояние с плакатами на улице, а потом – в коридоре или под дверью «суда», да потом еще сбор денег в интернете на уплату штрафа. Тогда как для революционеров прошлого вполне себе нормальным делом было устроить своему товарищу, попавшему в лапы системы, побег из тюрьмы…


Население России – вот ее главная проблема, а вовсе не власть, которая, по мнению этих дешевых «оппозиционеров», берется вот такая вот плохая как бы неизвестно откуда и почему.


Власть – это среднее арифметическое от вкусов, запросов, мечтаний и чаяний населяющей Россию биомассы, миллионов тех, кто визжал от восторга и плясал на площадях, когда их Путин захватил Крым. «Посткрымский консенсус» всех ветвей власти, всего политического спектра и этого самого «народа», сплотившихся вокруг Путина в восторге от его наглости и нахрапа на международной арене, рухнул только через четыре года, в 2018-м. Причиной этого послужило поднятие пенсионного возраста.. Свое брюхо и свой карман все-таки небезразличны «россиянам», за них они еще способны все-таки хоть как-то, хоть на коленях, хоть в интернете, начать бузить и даже обрушить рейтинг Луноликого. Судьба крымских татар, подвергаемых ныне в Крыму форменному геноциду и сажаемых пачками на безумные срока по 20 лет за выдуманный, из пальца полностью высосанный «терроризм» – быдлу от Кенигсберга до Курил совершенно фиолетова. Как 20 лет назад была ему столь же фиолетова судьба чеченцев…


Поэтому, поразмыслив, любой нормальный и мало-мальски грамотный человек придет к мысли, что ничего тут поделать нельзя. Невозможно быть хоть сколько-то эффективной оппозицией и бороться с властью, если тебя никто не поддерживает. Если твои принципы глубоко чужды и враждебны 99 % населения. Мертвая, пропащая, гиблая страна, в которой зато вполне эффективна «оппозиция» Путину со стороны гиркиных, квачковых, удальцовых, полоумных монахов на Среднем Урале, платошкиных и прочего сброда. Адской смеси мракобесного православия с коммунизмом-сталинизмом, так сказать. И где именно этого колера идеи берутся на вооружение правящими чекистами – после чего носители самих идей отправляются на нары, или под домашний арест, или даже на тот свет, как недавно Тесак…


«Доктор сказал: «В морг» – значит, в морг!», – эта фраза из старого анекдота уже почти все эти 20 лет является и лучшим рецептом для пациента с инициалами РФ, и лучшим, наиболее революционным лозунгом для тамошней оппозиции, буде там появилась бы вдруг истинно революционная оппозиция. Спасать Россию бесполезно – все равно ее не спасти. Она обречена – но агония может затянуться и быть смертельно опасной для окружающих стран, народов и всего мира. Спасать надо не Россию, а ОТ России, – всех, кого еще можно спасти. Соседей ее, разумеется, в самую первую очередь. Как и ее политзаключенных, даже независимо от их идейного направления и методологии.


Оппозиции нет, и никакой надежды тоже нет. Тупик. Приехали. Говорить в России не с кем и не о чем. Самым правильным в ее отношении был бы японский, 1945-го года, вариант. Но – увы, сегодня он невозможен. Ядерное оружие у Путина, а еще того пуще – трусость, слабохарактерность и мягкотелость западных вождей делают любое силовое давление на Москву заранее исключенным. Сколько бы там ни обещал Байден перед выборами конец путинщины – едва ли решится и он, тем паче, что такие решения принимаются в США не единолично.


Но последние 20 лет сурово учат, что и сама проблема не рассосется, что Кремль не прекратит свою гибридную войну против Запада, свою оккупацию чужих – украинских, грузинских и прочих – земель, как не прекратит перманентно «ужесточать законодательство» и сажать за слова и мнения любого, у кого они отличаются от «генеральной линии».


Что же делать?


По сути, сделать нельзя ничего. Особенно если целью борьбы ставить Свободу, а не снижение пенсионного возраста и повышение пенсий, зарплат и детских пособий. Ведь революции делают люди сытые, просвещенные и благовоспитанные. «Голодные и рабы», плебс и чернь, бунтующие по причинам чисто желудочного характера, могут устроить только очередной переворот а lа октябрь 1917 года или забубенное голосование а la март 2000 на чеченской крови и вымостить своими трупами дорогу к трону очередному тирану…


Все границы, все линии, отделяющие Добро от Зла, перейдены давным-давно. Уже первые ковровые бомбежки Чечни ракетные обстрелы грозненского рынка и коридоров для беженцев осенью 1999 – всего через три года после мощного пендаля, данного чеченцами русским оккупантам – поставили вне человечности и здравого смысла и это государство, и его кровавых вождей, и с улюлюканьем поддерживавшее зверства оккупантов население. Что же говорить сейчас! – после всего того, что случилось за эти немыслимые, совершенно не укладывающиеся в нормальное человеческое сознание 20 лет! После тысяч политзаключенных и варварских процессов – за слова, за репосты, за «пляски в храме» и за ловлю покемонов там же; после нападений на Грузию и Украину, аннексии Крыма, фактической оккупации Абхазии, Самачабло, Восточной Украины; после организованных Лубянкой взрывов домов в 1999 году в Москве, взорванного самолета Качиньского под Смоленском в 2010-м и малазийского «Боинга» в 2014-м…


«Ведь вся история страны – история болезни» (с). Россия неисправима и не имеет никакого права на дальнейшее существование. Вся ее история – это история тягчайших преступлений против человечества и против собственного населения (мазохистов, которые страдают – и одновременно наслаждаются, кайфуют от самого могущества этой власти). Она должна быть ликвидирована любым путем и любой ценой. Не «путинский режим», а именно сама Россия как государство – потому что она плодит только такие режимы, порождает их один за другим, так как только такого рода ядовитые хвощи и могут расти из этой насквозь ядовитой почвы. Бесплодная пустыня, болото, выжженная степь… Описание Мордора, по которому пробираются Фродо и Сэм, является вполне адекватным, хотя и аллегорическим описанием России любых эпох ее истории.


«Дедушка умер, а дело живет, лучше бы было наоборот». Чем бы там ни был болен Путин, хоть раком кишечника, хоть Паркинсоном, хоть Альцгеймером, – не радуйтесь. Великий Утес с ногой на небе найдется в России всегда, пока она существует. Свято место, как говорится, пусто не бывает. После этого дедушки есть целый набор других – Патрушев, Сечин, Иванов, есть много охранников из ФСО… Состав населения и набор вековых предрассудков в его головах – если вообще не состав его генов – не оставляют надежды ни на что иное. Особенно забавно представить себе, каким радостным визгом, может быть, как Путин в 2000, окажется встречен МОЛОДОЙ «преемник» нынешнего дедушки – Кадыров…


Говорить в России совершенно не с кем и не о чем. Слова давно обесценились. Так же как и о России за пределами ее границ тоже нет уже смысла устраивать какие-либо виртуальные форумы с обсуждениями вариантов ее постпутинского будущего. Будущего нет. No future. После Путина будет в лучшем случае небольшая оттепель, а потом – новый востребованный населением тиран, очередная «сильная рука» и очередное «показывание примера Европе», как надо жить…


Хочется конструктива, конечно же, еще как хочется. Ожидания, что плешивый упырь скоро сдохнет или хотя бы подаст в отставку, все-таки вселяют хоть какую-то надежду… в тех, кто не умеет думать, не понимает сути России и хода ее (и не только ее) истории. «А что Вы, собственно, предлагаете»? Очень хотелось бы понять и внятно, разумно, толково для всего мира сформулировать – что же все-таки делать с Россией!..


Но – увы. Ситуация вполне себе безнадежна. На старый русский вопрос: «Что делать?» – обстоятельства не позволяют дать даже самый что ни на есть «экстремистский» ответ. Не потому, что страшно и сидеть неохота – а потому, что некому… Конструктив в России есть разве что для коммунистов разных сортов и мастей, для удальцовых, платошкиных, зюгановых, для фанатов Сталина, СССР и «отобрать и поделить». Эти – активны там, как и прежде, хотя каток репрессий регулярно проезжает и по ним. Но они – это снижение планки, возврат назад, из огня да в полымя, в совсем уж махровый совок. Они – это оппозиция плохому со стороны еще худшего. А для свободы и прав человека – Россия, увы, совершенно мертвая территория, болото или выжженная пустыня. В точности как Мордор для Фродо и Сэма…


Если бы вдруг там, в России, возникла бы реальная оппозиция, и если бы вдруг оказалось, что ее есть кому поддерживать в самом населении России – то главное и, по сути, единственное, что надо было бы как следует выучить этой оппозиции – правила сборки-разборки автомата Калашникова и рецепты изготовления взрывчатых веществ, которыми начиняли самодельные взрывные устройства еще члены Боевой Организации партии социалистов-революционеров в 1904 году…


Борис СТОМАХИН


Оригинал

Комментариев: 0
Институт Национальной Политики