Поиск
  • Институт

Будапештский меморандум: стратегия мира и безопасности

Пост обновлен 25 янв. 2019 г.



В предыдущей публикации: «Будапештский формат: два шага к деэскалации российской агрессии» подробно рассмотрены первые два шага, связанные с подписанием международных договоров в рамках имплементации будапештского меморандума о предоставлении Украине статуса основного союзника вне НАТО и международного посредничества. В данной публикации будут рассмотрены аспекты выработки дальнейшей стратегии в рамках будапештского переговорного формата.


Условия для формулирования предмета переговоров в будапештском формате


Имплементация норм будапештского меморандума, - ряд комплексных многосторонних, скоординированных военных, дипломатических, информационных, правовых, политических, организационных и экономических мер со стороны США, Великобритании и иных стран-гарантов, направленных на восстановление нарушенного Российской Федерацией международного права, режима нераспространения ядерного оружия, международной безопасности, территориальной целостности, экономики и политического суверенитета Украины.


Консультации в рамках будапештской группы, очень серьезный и стратегически важнейший вопрос, их необходимо тщательно планировать исходя из сложившейся напряженной геополитической обстановки в которой находится Украина. Рассмотрим основные условия для формулирования предмета переговоров в Будапештском формате.


Один из гарантов территориальной целостности, политического и экономического суверенитета Украины – Российская Федерация:

а) совершив вероломное военное нападение на Украину, временно оккупировав ее суверенные территории АР Крым, часть Донецкой и Луганской областей, грубо нарушила будапештский меморандум и отказывается от переговоров в будапештском формате;

б) рассматривает остальные стороны будапештского меморандума, Украину, США и Великобританию в качестве своих экзистенциональных врагов.

Угроза ликвидации Республики Беларусь Российской Федерацией как страны и субъекта международного права, и дальнейшее использование ее территории в качестве военно-наступательного плацдарма на Украину и страны НАТО.

В России на официальном уровне Организация Североатлантического договора (НАТО), страны-члены НАТО, признаются в качестве экзистенциональных военных противников (пп. «А» п. 12 Военной доктрины Российской Федерации (утв. Президентом РФ 25.12.2014 N Пр-2976)).

Угроза нанесения внезапного превентивного военного удара воздушно-космическими силами Российской Федерации. Российские пропагандисты агрессии и войны с официальных государственных российских телеканалов неоднократно заявляли о возможном нанесении дистанционным высокоточным оружием ударов по территории Украины, в частности по резиденции главы государства, призывали бомбить Киев, сбросить бомбу на «киевский режим» и т. п.


Ряд основных угроз Украине, связанных с временной оккупацией Россией АР Крым, указан в пунктах 1 – 7 Резолюции ГА ОНН А/73/L.47 «Проблема милитаризации Автономной Республики Крым и города Севастополь, Украина, а также районов Черного и Азовского морей» от 05 декабря 2018 года.


1. Присутствие российских войск в Крыму противоречит национальному суверенитету, политической независимости и территориальной целостности Украины, подрывает безопасность и стабильность соседних стран и европейского региона.

2. Прогрессирующая милитаризация Крыма Российской Федерацией как оккупирующей державы, продолжающаяся дестабилизация обстановки в Крыму вследствие поставок Россией систем вооружений, включая самолеты и ракеты, способные нести ядерное оружие, оружия и боеприпасов и направления ею военного персонала на территорию Украины.

3. Проведение в Крыму многочисленных военных учений российских вооруженных сил, может подорвать региональную безопасность и влечет за собой значительные долгосрочные негативные экологические последствия в регионе.

4. Продолжающиеся действия Российской Федерации в районах Черного моря, окружающих Крым, и в Азовском море, включая их милитаризацию, которые создают дополнительные угрозы для Украины и подрывают стабильность более широкого региона.

5. Опасное нарастание напряженности и неоправданное применение силы Российской Федерацией против Украины, в том числе против трех судов Военно-морских сил Украины, а именно «Бердянск», «Никополь» и буксира «Яна Капу», 25 ноября 2018 года в Черном море, а также причинение серьезных ранений нескольким членам их экипажей.

6. Препятствование законному осуществлению навигационных прав и свобод в Черном и Азовском морях и Керченском проливе в соответствии с применимым международным правом, в частности положениями Конвенции ОО по морскому праву 1982 года.

7. Строительство и открытие Российской Федерацией моста через Керченский пролив между Российской Федерацией и временно оккупированным Крымом, что способствует дальнейшей милитаризации Крыма, и осуждает также растущее военное присутствие Российской Федерации в районах Черного и Азовского морей, в том числе в Керченском проливе, и притеснения Российской Федерацией коммерческих судов и ограничение международного судоходства там.


Стоит отметить, что в преамбуле рассматриваемой Резолюции содержится важное напоминание в адрес руководства стран-гарантов территориальной целостности Украины:

«… временная оккупация Крыма и угроза силой или ее применение против территориальной целостности или политической независимости Украины Российской Федерацией противоречат обязательствам, взятым в соответствии с Меморандумом о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештский меморандум) от 5 декабря 1994 года, в котором, в частности, было подтверждено обязательство уважать независимость и суверенитет и существующие границы Украины».


Это еще одно из оснований для немедленного созыва Украиной стран-гарантов для проведения консультаций, в рамках исполнения ими взятых на себя обязательств по будапештскому меморандуму.


Один из разработчиков геополитической стратегии для Путина, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике РФ, Сергей Караганов сформулировал логику 4-й мировой экзистенциональной войны России против США, стран запада и Украины: «Россия не отступит. Для нашей страны это стало вопросом жизни и смерти».

Следовательно, с учетом определенной логики развития и закономерностей российской агрессии в 2019 – 2024 г.г., агонизирующая Россия будет находиться еще в более высоком градусе непредсказуемости. При этом Россия продолжит уклоняться от соблюдения взятых на себя международных обязательств и неформальных договоренностей.


В чем состоит опасность политики безальтернативности минских договоренностей и нормандского формата?


В публикации «Почему необходимо вернуться к Будапештскому формату» рассмотрено, что минские договоренности и нормандский формат не вписываются в правовую конструкцию действующих норм международного и украинского права, а также не отвечают фактическому положению дел. Для Украины все эти договоренности являются всего лишь способом поддержания сложившегося статуса-кво. Однако сложившийся статус-кво не может существовать неопределенно долгое время.


Исходя из анализа совокупности ряда экономических и ресурсных показателей российской государственной программы вооружений-2018-2027г.г., агрессивных действий России на международной арене, обосновывается вывод о том, что Россия готовится к большой наступательно-оккупационной войне, как минимум с соседними странами.

Одним из наиболее вероятных поводов очередного военного нападения России на Украину, может быть война за днепровскую воду из Каховского водохранилища для оккупированного Крыма.


По прогнозам ряда специалистов в Крыму до 2020 года может закончиться питьевая вода.

Внешнеполитический расчет России основывается на том, что после президентских и парламентских выборов новая украинская власть фактически должна договориться с Россией о капитуляции своей страны в обмен на прекращение российской войны. Таким образом, в Кремле поставили прекращение военных действий на Донбассе в обмен на капитуляцию национальных интересов Украину перед страной-агрессором.

Для этого в Кремле намерены подождать еще пару-тройку месяцев после выборов. По времени, этот поствыборный период совпадает с периодом, когда по прогнозам специалистов в Крыму может закончиться питьевая вода.


Все эти факторы могут стать причиной для нападения России на территорию Херсонской области с целью оккупации территории вокруг северо-крымского водоканала.

Благодаря минским договоренностям и нормандскому формату, Россия стратегически оттягивает время, необходимое для подготовки большой наступательно-оккупационной войны. Так называемые западные партнеры Украины Канцлер Германии А. Меркель и Президенты Франции Ф. Оланд и Э. Макрон, вначале под давлением Кремля навязали нормандский формат руководству Украине, равно как и минские договоренности. Затем, А. Меркель, Ф. Оланд и Э. Макрон своим участием в этом нормандском формате, по-видимому, лишь ради пиара и поднятия своих рейтингов перед своим электоратом, решили играть в нем роль миротворцев, и это на фоне страшной украинской трагедии.


Однако их игры в миротворцев закончились полным провалом, падением рейтингов и эскалацией российской агрессии в Черном и Азовском морях.

Все эти факторы опасности нормандского формата и минских соглашений не до конца осознает высшее политическое руководство Украины. Их до сих пор не осознают и сами А. Меркель и Э. Макрон, продолжая свои игры в нормандском формате.


Отсутствие профессионального подхода, пиар вокруг проблемы, необеспеченный реальными позитивными результатами, все эти факторы порождают аппетиты у агрессора.

Минские договоренности и нормандский формат не привязаны к санкциям против России


Еще один информационный миф, с которым часто сталкиваются обыватели о том, что санкции Европейского Союза привязаны к минским договоренностям. Действительно в различных СМИ, некоторые зарубежные политики, чиновники, журналисты и даже «эксперты» утверждают, что санкции к России и к ее гражданам, а также юридическим лицам продлеваются за допущенные нарушения ими минских договоренностей.


Юридически осведомлённый обыватель усомнится в подобных высказываниях. Действительно, как санкции, принимаемые Советом ЕС в форме решений, имеющие юридическую силу, чиновники и политики ЕС могут привязывать к юридически ничтожным минским договоренностям? Ведь еще один из старинных принципов римского права, гласит: «незаконные действия не могут порождать законные акты».


Изучение Решений Совета Европейского Союза о наложении санкций на Россию (см. например последнее санкционное Решение (CFSP) 2018/1237 от 12 сентября 2018 «О продлении санкций в отношении России до 15 марта 2019», текст которого опубликован на сайте официального журнала ЕС) показывает, что в текстах данных официальных документов и в приложениях к ним не содержится упоминаний о минских договоренностях.


В решениях Совета ЕС о применении к России ограничительных мер (санкций), установлено, что эти меры применяются: «ввиду продолжающегося подрыва или угрозы территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины».


Общеизвестно, что подрыв территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины начался 20 февраля 2014 года и продолжается по настоящее время.

Переброска на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей российских войск и различных незаконных вооруженных формирований, установление марионеточных оккупационных администраций, фактическое, но неофициальное присвоение Россией себе права на эти территории, равнозначного суверенным правам Украины, свидетельствует: «о продолжающемся подрыве или угрозы территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины», - о чем идёт речь в решениях Совета ЕС о наложении на Россию ограничительных мер.


Если утверждать о привязке санкций, то по своему смыслу, санкции Совета ЕС в отношении России, привязаны именно к будапештскому меморандуму, а не к минским договоренностям. Это утверждение вытекает из п. 1 будапештского меморандума, согласно которому: «Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают Украине свое обязательство в соответствии с принципами Заключительного Акта СБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины».


Возможно, подобная точка зрения у вышеперечисленной группы лиц сложилась в результате внутренней политики политического руководства Украины о безальтернативности минских договоренностей.


Исходя из анализа Решений Совета ЕС о наложении санкций на Россию, делается обоснованный вывод о том, что даже если минские договоренности вдруг внезапно исчезнут, то санкции в отношении России останутся без изменений. Хотя бы по той простой причине, что чиновники руководящих органов ЕС не вправе издавать акты, направленные на прямое вмешательство во внутренние дела суверенных стран.


Исходя из текста минских договоренностей, следует, что они очерчивают некий вооруженный конфликт на территории Донецкой и Луганской областей. Никакой речи о российской агрессии, или о нападении России на Украину, в них не идет. Зато идет речь об изменениях в конституцию и в законы Украины, но это уже тема для другого расследования. И вообще, анализировать юридически ничтожные акты на предмет их правовых последствий, это пустая трата времени.


Обращение к минским договоренностям на 5-м году российской агрессии, это свидетельство отсутствия у политического руководства Украины стратегических планов по деоккупации временно оккупированных территорий и привлечения к международной ответственности государства-агрессора и оккупанта.


Рекомендации


С учетом высокой вероятности начала очередного военного нападения России на Херсонскую область Украины в конце 2019, в течение 2020 года и позже, а также продолжения подготовки к большой войне и нахождения агрессора в высоком градусе непредсказуемости, обуславливаются следующие рекомендации:


1. Современная и эффективная система ПВО.

Одновременно с подписанием международных договоров о предоставлении Украине статуса основного союзника вне НАТО и о международном посредничестве, обосновывается необходимость заключения международного многостороннего договора между Украиной, США и Великобританией о создании на территории Украины современной и эффективной системы противовоздушной обороны (далее - ПВО).

Сейчас Украине как никогда раньше, важно защитить свое воздушно-космическое пространство от вероятных авиационных и ракетных ударов со стороны России. Причем эти удары могут быть совершенно внезапно нанесены со стороны России не только, как угрожают российские пропагандисты войны по резиденции главы государства, но и по стратегически важным объектам Украины.

В рамках многостороннего договора о создании системы ПВО, необходимо заключить дополнительное соглашение о размещении на территории Украины ракет средней и малой дальности и о предоставлении Украине новейших систем радиоэлектронной борьбы.

Вопрос размещения ракет средней и малой дальности для Украины и европейских стран приобрел наибольшую актуальность на фоне выхода США из ДРСМД.


2. Информационное пространство и кибервойска.

Исходя из того, что фактически Россия ведет 4-ю мировую войну одновременно против США, Великобритании и Украины, а также ответственность этих стран перед Украиной по будапештскому меморандуму, Украина, США и Великобритания имеют общие интересы по защите своего информационного пространства от разрушительного влияния России.

Вмешательство российских спецслужб в президентские выборы в США, незаконное применение силы российским государством против Великобритании в случае со Скрипалями, создание в Украине системы управляемого криминала, широкое распространение российской антиукраинской, антиамериканской информационной пропаганды, свидетельствует о том, что Россия является общим источником угрозы для Украины, США и Великобритании. Все вышеперечисленные преступления совершаются, в том числе с помощью различных цифровых устройств.


Как гаранты территориальной целостности и суверенитета, экономической и политической независимости Украины, США и Великобритания должны предпринять ряд практических мер по оказанию помощи в защите информационного пространства наравне с воздушным пространством, помочь обеспечить надежную кибербезопасность законной деятельности органов власти и военного управления Украины.


Следовательно, для эффективного противодействия российской угрозе во всех вышеперечисленных странах, Украина, США и Великобритания могут заключить многосторонние международные договора о взаимодействии в сфере обеспечения информационной безопасности и кибербезопасности.


Гуманитарная агрессия, является одним из основных направлений российской агрессивной внешней политики и в рамках имплементации будапештского меморандума необходимо выработать действенные меры для нейтрализации ее негативного влияния на сознание людей.


Необходимо запретить просмотр и продажу на территории США, Великобритании и Украины российского медиаконтента, содержащего изображения символики террористических организаций Д/ЛНР, георгиевские, или колорадские ленты, коммунистическую символику, элементы пропаганды вражды, различные манипуляции и пропагандистские материалы.


Также Украина, США и Великобритания должны заключить международное соглашение о создании единого санкционного реестра персон нон-грата. В данный реестр должны войти лица, принимавшие участие в боевых действиях на стороне России против Украины. Например, различные российские телевизионные пропагандисты войны с Украиной и западом, деятели науки и искусства, чиновники, депутаты, сенаторы и все прочие лица, тем или иным образом поддержавшие войну России против Украины.


В данном реестре должны быть включены российские олигархи и иные влиятельные лица, причастные к проведению российской внешней агрессивной политики против Украины, США и Великобритании.


3. Специальные санкции за отказ от участия в консультациях в будапештском формате.

Помимо, условных общих санкций, требуется разработать ряд специальных санкций, которых следовало бы накладывать на Россию по каждому факту отказа от участия в консультациях в будапештском формате.

Основания для этого закреплены в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 56/83. «Ответственность государств за международно-противоправные деяния». «Государство вправе в качестве потерпевшего государства призвать к ответственности другое государство, если нарушенное обязательство является обязательством в отношении этого государства» (п. «А» ст. 42).


4. Механизмы привлечения России к международной ответственности за совершенные и совершаемые преступления.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 56/83. «Ответственность государств за международно-противоправные деяния» дает Украине дополнительные международно-правовые возможности не только для привлечения России к международно-правовой ответственности, но и получения компенсации ущерба, причиненного международными преступлениями.


В рамках исполнения своих международных обязательств по будапештскому меморандуму, в частности США и Великобритания могут помочь Украине компенсировать ущерб, причиненный в результате российской агрессии за счет России.


Одним из вариантов привлечения России к международной ответственности за совершенные и совершаемые преступления, может состоять в конфискации властями США и Великобритании активов, финансов, имущества, принадлежащих как непосредственно России, так и ее отдельным гражданам, например каким-нибудь олигархам, находящимся под санкциями, и передачи всех этих ресурсов Украине на восстановление инфраструктуры, разрушенной российской агрессией, усиление боеспособности армии, защиты суверенитета и территориальной целостности.


Власти США и Великобритании вправе конфисковать, т. е., изъять в безвозмездное пользование активы, финансы и имущество, принадлежащие как отдельным гражданам РФ, приобретённые ими незаконным путем, так и самой России в пользу Украины.


Заключение


Предложенные варианты стратегии Украины по проведению консультаций в рамках будапештской группы являются небесспорными и далеко неисчерпывающими. Это всего лишь первые шаги на взгляд автора, которые Украина вправе и должна сделать для нейтрализации российской агрессии и сдвижения внешнеполитического процесса в сторону деоккупации временно оккупированных Россией суверенных украинских территорий. Украинским внешнеполитическим ведомствам предстоит проделать в этом направлении огромную правовую, информационную и экспертную работу.


В этом смысле, наша главная задача состоит в последовательном отстаивании международного права и позиций Украины по будапештскому меморандуму.


Оригинал

  • YouTube Социальные Иконка
  • Круглая иконка Facebook
  • Круглая иконка Twitter
  • Instagram - черный круг
  • Vkontakte - черный круг
  • Odnoklassniki - черный круг
  • YouTube - Black Circle

© 2018-2020 «INFORMATION PUBLICATION «NATIONAL POLITICS»»,

«ІНФОРМАЦІЙНЕ ВИДАННЯ «НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ»», «ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»» ©

Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації: Серія: КУ № 826-463Р, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com

© 2018-2020 «INSTITUTE OF NATIONAL POLITICS», «ІНСТИТУТ НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ», «ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ» ©

Україна, м. Київ, вул. Лютеранська, буд. 3-А, 01001, Ідентифікаційний код юридичної особи 41941956, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com