Поиск
  • Институт

Бывший следователь Путина Андрей Зыков обратился с открытым письмом к московскому патриарху Кириллу




ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ КИРИЛЛУ (ГУНДЯЕВУ)


от бывшего юриста Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря Великолукской епархии, Зыкова Андрея Анатольевича, в прошлом подполковника юстиции, старшего следователя по особо важным делам СУ по СЗФО СК при МВД РФ, расследовавшего в рамках уголовного дела № 144128 преступления, совершенные нынешним президентом Российской Федерации, в бытность его председателем комитета внешних связей при мэрии Санкт-Петербурга


«ВЕЛИКА РУСЬ, А ПРАВДЕ НЕТ В НЕЙ МЕСТА»

Святитель Филипп (Колычев), митрополит Московский и Всея Руси

«К государству надо относиться, как Старухе из пушкинской сказки,

мало власти над человеком, рано или поздно оно захочет,

чтобы и Святой Дух был у него на посылках.

Государство всегда было и будет готово признать любого бога

на условиях служения этого бога ему, государству.

Дилемма все та же: мораль и целесообразность,

между которыми пролегла обжигающая черта противостояния

Божиих Заповедей соблазнам и требованиям князя мира сего».

о. Павел Адельгейм, из книги «Своими глазами».


ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО, СВЯТЕЙШИЙ ВЛАДЫКА!


Поводом для написания настоящего открытого письма явилось незаконное увольнение настоятеля Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря Великолукской епархии архимандрита Макария (Швайко) митрополитом Псковским Тихоном (Шевкуновым), по указанию секретаря Генерального совета партии «Единая Россия» и заместителя председателя Совета Федерации России Турчака А.А.


8 декабря 2019 года в Свято-Успенском Соборе монастыря митрополит Тихон (Шевкунов) оспорил ответ на вопрос, который задал почти 2000 лет назад член Синедриона, судивший Иисуса Христа, евангельский Никодим, спрашивающий: «Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его?» (Евангелие от Иоанна, Глава 7, стих 51). И сам же, практически, на него ответивший: «Закон требует, чтобы приговор о ком-либо постановлялся только тогда, как подсудимый будет выслушан лично и в то же время о нем будут собраны сведения» (см. Исх.23:1, Втор. 1:16). Снимая с игуменства архимандрита Макария (Швайко), возглавлявшего монастырь 19 лет, митрополит Тихон, да и вся монашеская братия, предавшая своего игумена, продемонстрировала, что евангельский Никодим, встречавшийся с Иисусом Христом и имевшим с ним беседы, для них не авторитет, и, следовательно, судить, не выслушав и не собрав сведений для них вовсе не грех, а достоинство. Так что снятие проходило быстро и достаточно келейно.


Зная, что архимандрит находится на госпитализации в Санкт-Петербурге и прибыть в монастырь по этой причине не может, особенно не церемонясь, в его отсутствии быстро собрались и постановили - архимандрита с игуменства низложить, назначив на его место казначея монастыря, отца Василия. То, что собрание монашествующих проходило в отсутствии архимандрита, вызывает вопросы, насколько хорошо собравшиеся знакомы со Священным писанием. Так, когда один из служителей ударил Иисуса по щеке, Иисус сказал ему: «Если Я сказал худо, покажи, что худо, а если хорошо, что ты бьешь Меня»? (Ин. 18:23). Разве не подобает христианину следовать принципу общения, если угодно, честной полемике, согласно этому слову Христа Спасителя? Молчанием предается Бог. Практически последнее, предательство Бога и произошло на этом собрании. Ибо о какой полемике могла идти речь в отсутствии архимандрита?


За что сняли архимандрита, до сих пор загадка. По интернету «гуляют» в основном две версии.

Первая: Игумен Макарий самовольно спилил деревья с западной стороны холма (могила Пушкина находится с восточной стороны).


Однако версия эта весьма смехотворна. Еще в 2016 году Комитет по охране объектов культурного наследия Псковской области, видя, в каком состоянии находятся деревья, грозя упасть либо на проезжую часть дороги, что уже происходило, либо на посетителей монастыря, выдал предписание спилить опасные деревья. За прошедшие три года состояние стволов только ухудшилось. Деревья не спиливались в 2016 году, так как у монастыря не было средств на замену спиленных на новые саженцы, на что требовалось несколько сотен тысяч рублей. Как только деньги появились, саженцы были заказаны, а опасные стволы спилены. Причем, вся корневая система деревьев, удерживающая холм, было полностью сохранена. В связи с ее полной надуманностью, данную версию полностью отбрасываю.


От второй версии веет криминально — коррупционным душком.


23 ноября на Ваше имя архимандритом Макарием был направлен рапорт следующего содержания:

«12.11.2019 г. в 17 час. 25 мин. мне, по поручению заместителя председателя Совета Федерации России, секретаря Генерального совета партии «Единая Россия», Турчака А.А. позвонил его представитель (данные мобильного телефона звонившего у меня имеются), передав мне фактически ультиматум, чтобы я прекратил свою переписку с Министерством Культуры РФ и Администрацией Президента РФ, по поводу некачественно проведенной реставрации монастыря в 2009-2011 годах, в результате которой приделы Успенского Собора монастыря находятся не просто в аварийном, но в состоянии, угрожающим их обрушением. То, что это был именно ультиматум, не приходится сомневаться, так как я был предупрежден, что если к сказанному не прислушаюсь, то монастырю (!) будет только хуже, так как нам перестанут оказывать даже минимальную материальную поддержку...».


Беспокойство секретаря Генерального совета партии «Единая Россия» вполне понятно, ведь, как гласит народная мудрость, на воре и шапка горит.


В 2009-2011 годах, по Федеральной Целевой Программе (ФЦП) «Культура России», которую Министерство культуры России сделало для себя весьма прибыльным занятием — особняки в Марбелье, на Рублевке, других притягательных местах, это далеко не все «бонусы», которыми радуют себя его сотрудники, ответственные за ее выполнение, проводились работы и в нашем монастыре. Почему эти работы назывались реставрационными, учитывая, что в результате воровства лиц, ими занимающимися, состояние объектов, на которых они проводились, оказалось значительно хуже, чем было до этого, для меня до сих пор остается загадкой.


Зинаида Иванова возглавлявшая на тот момент Псковский Комитет культуры, категорически отказалась подписывать акт их принятия. Срочно требовалось найти менее порядочного, чем она, человека, и губернатором Псковской области задача была успешно решена. Как всегда, кадрами выручила «Едина Россия». В мае 2010 года Турчак А.А. назначил на должность и.о. председателя Комитета культуры Голышева А.И, работавшего до сих пор руководителем депутатского центра региональной общественной приемной лидера партии «Единая Россия» Владимира Путина.


Архимандрит Макарий обратился к новому назначенцу за защитой от варварского разрушения «реставраторами» исторического памятника — Свято-Успенского Собора. Реакции не последовало. Ведь отнюдь не для сохранения памятников истории культуры он был поставлен Турчаком на эту должность.


После чего, игумен, 26.07.2010 обращается письмом на имя Министра культуры РФ Авдеева А.А.. Архимандрит Макарий ставит последнего в известность, что «в процессе реставрации по халатности работников ООО «Межрегионреставрация» произошли множественные протечки потолков приделов, что привело к их провисанию…проведение службы в этом приделе ставится под вопросом, так как есть угроза частичного обрушения потолка на прихожан и многочисленных паломников…В связи с изложенным прошу помочь в решении данного вопроса…». На крик души приходит пустая отписка за подписью директора Департамента строительства, капитального ремонта, инвестиционной политики и реставрации К.Г.Черепенникова.


30.09.2010 архимандрит посылает в адрес Министра Культуры России очередное письмо, в котором пишет: «Внутреннее же состояние памятника истории и культуры находится в неудовлетворительном состоянии, …требуется полная замена перекрытий в южном и северном приделах…Просим не оставить нас без внимания…и помочь сохранить историческую и культурную ценность Руси». Ответа на данное письмо не последовало, а 06 декабря 2010 года работы, проведенные с качеством предполагающим угрозу частичного обрушения потолка на прихожан и многочисленных паломников были признаны назначенцем Турчака А.А. «выполненными с надлежащим качеством».


После подписания Голышевым актов приемки работ по монастырю, губернатор немедленно избавил его от приставки и.о. (исполняющий обязанности), а Зинаиду Иванову за строптивость и излишнюю честность понизили до его заместителей.

Однако уже через 5 месяцев, после того, как назначенец Турчака избавился от приставки и.о., 16 мая 2011 года представителями ООО «Межрегионреставрация» и другими подрядными организациями, призванными контролировать ход работ, были составлены два протокола. Один озаглавлен Протоколом обследования выполненных реставрационных работ, другой – Протоколом визуального обследования.


Протоколом визуального обследования зафиксировано, что «внутренняя отделка в храме пришла в негодность, многочисленные трещины, окрасочный слой и штукатурка пришли в негодность, осыпается. В правом и левом приделах многочисленные следы течей, заметный прогиб перекрытия, необходимо отбить штукатурный слой, выполнить обследование деревянных балок перекрытия, настила…рекомендуем вышеуказанные работы включить на выполнение в ближайшее время».


Протоколом обследования зафиксированы «в левом приделе следы грибка на деревянной стропильной конструкции. Вновь выполненная строительная конструкция крыши выполнена (опирается) на существующее зыбкое перекрытие….необходимо…усилить чердачное перекрытие, т.е. разгрузить существующие балки перекрытия, на которое выполнили новую стропильную систему».


Здесь мы столкнулись с парадоксальной ситуацией, когда подрядная организация, проводящая реставрационные работы в Соборе сама зафиксировала, что они проведены столь некачественно, что Собор нуждается в новых реставрационных работах и рекомендует включить вышеуказанные работы на выполнение в ближайшее время.

Выполняя требование сего предписания, и заботясь о жизни прихожан и многочисленных паломников, учитывая, что силами монастыря провести указанные работы не возможно, так как только проектно-техническая документация, необходимая для их выполнения, была оценена в миллионы рублей, а вести работы самостоятельно нам категорически запрещено Охранным Обязательством, Архимандрит Макарий неоднократно пытался включить Успенский собор, находящийся в федеральной собственности, в очередные целевые программы «Культура России». Однако нам и в этом было отказано.


Архимандрит все эти года безуспешно писал во все инстанции — увещевал, убеждал, упрашивал — все безрезультатно. За присылаемыми отписками читалось: - похищенные бюджетные средства, выделенные на монастырь, ворами освоены — забудьте.


В марте 2018 года, после того, как с крыши колокольни Собора стала осыпаться кусками в 15-20 килограмм штукатурка, и угроза жизни насельникам монастыря и прихожанам из теоретической плоскости перешла в плоскость реального, архимандрит Макарий обратился к Президенту страны Путину В.В. уже не прося, а требуя от него, не только как от гаранта прав и свобод граждан, но и руководителя силовых структур, коим тот является в силу положения ряда федеральных законов, включая ст.32 ФКЗ «О Правительстве РФ» о проведении проверки по поводу некачественно проведенных реставрационных работ, и наказания виновных лиц.

Из Администрации Президента России данные обращения перенаправили в Министерство культуры РФ, которое отреагировало весьма оригинально — уведомило архимандрита о прекращении переписки с ним, так как в его обращениях усмотрела оскорбительные для себя высказывания — посмели усомниться в их честности.


С большим трудом архимандриту удалось от Администрации Президента добиться, чтобы, наконец, хоть сколько-нибудь компетентный орган, занялся проверкой изложенного им. Вот что установили правоохранительные органы по монастырю:

«В результате ненадлежащего исполнения работ по реконструкции при производстве работ. а также вследствие ненадлежащего контроля за проведением ремонтно-реконструкционных работ должностными лицами заказчика (министерства культуры) … практически сразу же... у представителей монастыря появились претензии к подрядчику по поводу выполненных работ…после чего Швайко А.Б. стал обращаться в различные уполномоченные организации, в том числе и в Министерство культуры РФ по факту некачественного ремонта».


В ходе проведенной проверки, органы дознания смогли найти в архиве Министерства Культуры России только два контракта на выполнение работ по монастырю и еще несколько с организациями, призванными контролировать данные работы. Вот эти контракты: № № 1094-01-41/04-КЧ от 12.05.2009 г., и № 1882-01-41/10 — АЕ от 11.06.2010 года. Последние буквы в них являются инициалами ответственных лиц из Министерства Культуры России, которые от лица Министерства культуры и заключали контракты с подрядными организациями на проведение реставрационных работ и должны были контролировать их проведение. За буквами КЧ скрывается Константин Черепенников, занимавший в 2010-2012 годах должность заместителя министра культуры России. Когда 24 июля 2012 года в Минкультуры России пришли сотрудники Следственного комитета РФ и к нему появились вопросы, он оперативно подал заявление об отставке и сбежал. После чего был объявлен в федеральный розыск. Резонанс в прессе был не очень большим, но сопровождался фразой: «крупнейшее хищение бюджетных средств в Министерстве культуры» на объекте культурного наследия федерального значения Изборская крепость, в ходе которого предполагалась реставрация Никольского собора (Изборская крепость), Никольской церкви (Изборск, Труворово городище), а также церковь Сергия Радонежского (Изборск).


Круг фигурантов по возбужденному уголовному делу, начиная с курирующего работы заместителя министра Константина Черепенникова, дважды посещавшего Псков в связи с реставрацией изборских памятников, и завершая тогдашним председателем Госкомитета Псковской области по культуре Александром Голышевым, на которого были возложены «подписи от имени государства» на месте, был ясен. Понятно, что для подписей в такой ситуации нужны соответствующие указания и согласования. Как правило, в таких ситуациях эти «указания» и «согласования» даются «вышестоящими лицами» в устной форме. Именно на этих «указующих персонах» и споткнулось следствие, потому как имена были из числа тех, по кому вынесение обвинений является в России «политическим решением».


Лев Шлоссберг, посвятивший несколько статей в «Псковском вестнике» данной истории не назвал «неприкосновенного» для следствия лица, однако, достаточно вспомнить, кто назначил А. Голышева председателем Госкомитета Псковской области по культуре, и этот секрет становится секретом полишинеля.


Органы дознания, вынесшие «отказные» Постановления о хищении в возглавляемом архимандритом до 08.12.2019 года монастыре, настолько боятся возбуждать уголовное дело, что в своих постановлениях не стесняются сами обвинять себя в халатном отношении к служебным обязанностям (ст.293 УК РФ), прямо заявляя, что основанием для вынесения ими «отказного» Постановления является фактическая лень, так как им недосуг доехать до монастыря и провести фотофиксацию Братского корпуса, а также взять объяснения с юриста монастыря. Страх их вполне объясним. Направь полностью ими отработанный материал в следствие, то у последнего неизбежно возникнут вопросы к весьма близкому для Президента России лицу, занимающего посты заместителя председателя Совета Федерации, а также секретаря Генерального совета партии «Единая Россия», то есть, к Андрею Анатольевичу Турчаку, напомню, предъявившего 12.11.2019 года архимандриту Макарию ультиматум, чтобы тот прекратил поиски виновного в разрушении собора монастыря.


Что же касается бывшего заместителя министра Константина Геннадьевича Черепенникова, то в ходе проверки заявления архимандрита о преступно проведенных работах Успенского собора, именно сотрудники ОЭБиПК УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве выявили новое преступление, совершенное им. В своем «отказном» Постановлении от 13 сентября 2019 года ими зафиксирован факт наличия в Министерстве Культуры России подложных документов на проведение якобы реставрационных работ Братского корпуса монастыря, включая акт принятия работ по государственному контракту № 1094-01-41/04-КЧ от 12.05.2009 г., которые на самом деле не проводились. Однако, несмотря на то, что работы по Братскому корпусу отсутствовали, тем не менее «Министерством культуры... на расчетный счет ООО «Межрегионреставрация», открытый в ООО КБ «Две столицы», были перечислены под указанный контракт 3 499 747, 64 рублей».


Надо быть явно заинтересованным в том, чтобы увести бюджетные средства на счета фирмы, не проводившей никаких работ по Братскому корпусу монастыря, или быть полным дебилом, чтобы факт отсутствия работ не заметить. Вряд ли Черепенникова, Голышева и Турчака можно отнести к разряду дебилов. Остается предположить самое худшее...


Что касается второго контракта по монастырю, № 1882-01-41/10-АЕ от 11.06.2010, попавшего в поле зрения правоохранителей, то за инициалами А.Е. Скрывается еще один высокопоставленный сотрудник Министерства культуры России - Андрей Михайлович Ермаков. Небольшая характеристика данного персонажа:

С 11 ноября 2010 года Андрей Ермаков назначен Константином Черепенниковым, главой ФГУ «Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации», выступающего заказчиком работ от имени Министерства культуры.


Вот результаты этого руководства:

Аудитор Счетной палаты Сергей Агапцов сообщает о том, что нарушения при строительстве и реконструкции объектов культуры на средства федерального бюджета в Санкт-Петербурге в 2009-2011 гг. составили 338 миллионов рублей. Объектами контрольного мероприятия была Северо-Западная Дирекция. Аудитор отметил, что Счетная палата не получила ни одного документа о попытках дирекции устранить допущенные нарушения.

Большая часть претензий Счетной палаты касалась работ по созданию «второй сцены» Мариинского театра. После выступления аудиторов, в Северо-Западной дирекции Минкульта, отвечающей за возведение театра, сменился руководитель. Взамен замещавшего эту должность Андрея Ермакова был назначен Марат Оганесян (задержанный 16 ноября 2016 года, а 18 ноября арестованный по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере). После аудита Ермаков был смещен на должность его заместителя. Понижение Ермакова, по словам вице-премьера РФ Дмитрия Козака, было связано как раз с нарушениями при финансировании строительства второй сцены. Это о строительстве. А вот о сохранении памятников: во время пилежки денег на Мариинку-2 был снесен Литовский рынок Кваренги. Его собирались аккуратно разрезать и вернуть на место в финале строительства, но в итоге просто уничтожили, пообещав воссоздать.


После увольнения из Министерства культуры Андрей Ермаков неплохо устроился в Департаменте охраны памятников Ленинградской области.


За все время пребывания Андрея Михайловича Ермакова в кресле главы департамента ничего не известно ни об одном его действии по спасению и сохранению объектов культурного наследия в Выборге. Каким бы громким ни был резонанс по поводу очередной архитектурной потери. Именно при Ермакове Выборг (весь город целиком) вошел в международный перечень 50 культурных объектов планеты, находящихся под угрозой уничтожения. Именно Ермаков потворствовал уничтожению Папульского парка, скрывая документы, знакомство экспертов с которыми могло бы остановить вандализм.


Он же, будучи полностью осведомленным о систематических бесчинствах, прямых преступлениях, квалифицируемых Уголовным кодексом РФ, творимых пользователями комплекса «Дворец Наместника», выборгской епархией РПЦ МП, укрывал нарушителей закона. Пресса и эксперты многократно запрашивали господина Ермакова: «Как могло случиться, что на объекте культурного наследия без всяких экспертиз и вопреки закону выкапывают подземный этаж, угрожающий сохранности здания? По какому праву на соседнем здании, наоборот, этаж надстраивают? Почему работы на старейшей площади города, вопреки предписанию экспертов-археологов Института истории материальной культуры РАН, ведутся без всяких исследований?». Не без веселого цинизма Андрей Михайлович отвечал, что планирует запланировать внеплановую проверку.


Епархии подход господина Ермакова к памятникам культуры явно понравился. На сайте Синодальныого отдела по делам молодежи РПЦ они сообщали, что встречались с Андреем Михайловичем по поводу «реставрация теплоснабжения» (подразумевается незаконная прокладка газового трубопровода под Соборной площадью к не менее незаконному подвалу с предполагаемым бассейном во Дворце наместника). Встреча, пишут служители культа, «прошла в доброжелательной, дружеской атмосфере».


На этом фоне как-то неправдоподобно кощунственно звучит версия, что архимандрита Макария могли снять за спиливание деревьев, ранее согласованное с комитетом по охране объектов культурного наследия.


Ваше Святейшество!


27 февраля 2018 многочисленные СМИ наперебой сообщали о возбуждении Следственным комитетом России нового уголовного дела, связанного с хищением бюджетных средств, выделенных на реставрацию объектов культурного наследия на Соловецких островах, заказчиком которых выступала Северо-Западная дирекция Министерства культуры России, возглавляемая ранее Андреем Ермаковым. Те же СМИ сообщили, что инициатором возбуждения уголовного дела являлись Вы, Святейший Владыка, сообщивший «на самый верх», после посещения 19 августа 2017 года Соловков, свое мнение по поводу проведенных реставрационных работах. После Вашего письма и началась масштабная проверка Соловков. В ней принимали участие не только прокуратура, но и иные правоохранительные органы, Счетная палата, а также и представители Контрольного управления Президента России. Сам факт возбуждения уголовного дела уже доказывает, что к данным хищениям не имеет никакого отношения нынешний секретарь Генерального совета партии «Единая Россия» Турчак А.А., иначе, проверка, вряд ли проводилась бы. Вместе с тем, исходящая от Вас инициатива по возбуждению уголовного дела придала веру, что наконец-то Русская Православная Церковь начала хоть какую-то минимальную борьбу с коррупцией в России, и во главе этой борьбы встали Вы Владыка. В связи с чем архимандрит Макарий имел все основания рассчитывать, что к нему не будут применены санкции за поддержку Вас в этой борьбе.


После Вашей, Святейший Владыка, встречи с архимандритом Макарием, когда Вы лично благословили его идти до конца в вопросах возбуждения уголовного дела по хищениям при проведении реставрационных работ в монастыре, он был уверен, что требуя привлечь виновных к уголовной ответственности, тем самым выполняет Вашу, Святейший, волю.

И сейчас, Ваше молчание, святейший Патриарх вызывает вопросы: - неужели административный ресурс секретаря Генерального совета партии «Единая Россия», заместителя председателя Совета Федерации Турчака А.А. оказался выше Вашего пасторского Слова? Тогда какова его истинная цена?


Действия Митрополита Тихона (Шевкунова), духовника Путина В.В., презревшего восьмую Божественную заповедь - «не укради», и забывшего истину, что «Воры...- Царствия Божия не наследуют» (1 Кор. 6.10), вместо обличения татей вставший на их защиту, все же более объяснимы, чем Ваше, Святейший Патриарх, молчание. Митрополит Тихон великолепно понимает, чью волю выполняет. Не исключено, делает это и из корыстных побуждений, рассчитывая на ответную благодарность, когда, после пятилетнего срока пребывания в звании митрополита, он, наконец, получит право бороться за Патриарший престол. Да возможно и бороться не придется, а просто заберет обещанное. Ведь он духовник Путина В.В. А духовник Турчака А.А. уже получил вожделенное место, смещенного с игуменства архимандрита Макария.

И если побудительные мотивы митрополита по снятию архимандрита Макария вполне понятны, то Ваше молчание, Ваше Святейшество, по поводу снятия митрополитом Тихоном архимандрита Макария, для меня пока загадка.

Или, в отношении практически обманутого Вами, Ваше Святейшество, архимандрита Макария Вами уже вынесен вердикт забвения? Или, как писал о. Павел Адельгейм: «Владыкам явно недосуг.


Моя судьба их не тревожит.

Виновен? прав ли? — сбыть бы с рук.

А там… пускай живёт, как может».


Но от второй версии перейду наконец к третьей.


Если первая версия с вырубкой деревьев, самая глупая, вторая предполагает коррупционный подтекст в действиях представителей Власти, то третья — самая подлая, из предложенных.

После того, как в соцсетях, где обсуждаются новости из церковной жизни, кто-то инициировал роспуск самой отборной, мерзкой лжи в отношении архимандрита Макария (Швайко), видимо рассчитывая тем самым бросить тень на его репутацию, и таким образом оправдать действия митрополита Тихона (Шевкунова), мне позвонил один из священнослужителей (данные его по понятным причинам разглашать не имею права), сообщив, что Митрополит Тихон (Шевкунов) в разговоре сообщил, что истинной причиной увольнения архимандрита стала его неосторожность. А именно, что он на протяжении многих лет пользовался помощью в юридических делах бывшего следователя Зыкова А.А., который когда-то вел уголовное дело в отношении ныне действующего Президента России. А вот такого вольнодумства и политического просчета он архимандриту Макарию простить не может. И хотя мне сообщили это как факт, я все же, не имея других доказательств, кроме данного сообщения, даже учитывая хорошую репутацию звонившего мне духовного лица, буду рассматривать сообщенное также как версию.














Владимир Путин и Анатолий Собчак










Почем власти считают меня опасным для себя.


В 1999-2000 годах расследовалось уголовное дело № 144128 в отношении «Корпорации ХХ Трест», названное впоследствии журналистами «Делом Путина В.В.», в котором мне довелось принять деятельное участие.

В ходе следствия было установлено:


В.В.Путин, являясь в 1991-1996 г.г. должностным лицом, занимающим ответственное положение, а именно, председателем комитета внешних связей мэрии Санкт-Петербурга, умышленно использовал свое служебное положения вопреки интересам службы, а именно, из корыстной и иной личной заинтересованности, опираясь на свои коррупционные связи в руководстве мэрии СПб, включая А.Собчака, организовал, с использованием коммерческих структур схему хищения бюджетных средств, оказывая за взятки незаконное содействие в получении ссуд из федерального и городского бюджета, которые впоследствии бесконтрольно расхищались, в связи с чем бюджету Санкт-Петербурга был причинен ущерб на сумму не менее 28 миллиардов 455 миллионов 700 тысяч рублей, большая часть которых была конвертирована и при преступном соучастии ряда должностных лиц Санкт-Петербурга, непосредственно связанных с Путиным В.В., переведена в ряд стран, таких как Финляндия, Испания, Израиль, США, Великобритания и др. При этом должностные лица мэрии Санкт-Петербурга, включая А.А.Собчака и В.В.Путина, получали взятки от корпорации в виде квартир, дач, земельных участков, зарубежной недвижимости, путевок в дома отдыха и т.д.


Тем самым указанным преступным сообществом, руководимым Путиным В.В., был причинен существенный вред государственным и общественным интересам, а также охраняемым законом правам и интересам граждан, так как с учетом процентов по не выплаченным кредитам с 28 млрд. 455 миллионов рублей, сумма ущерба государству на настоящий момент составляет свыше 100 миллиардов рублей.


Один из эпизодов расследуемого уг. дела был связан с выделением «Корпорации ХХ Трест» в декабре 1992 года руководством мэрии Санкт-Петербурга (Собчак, Путин) земельного участка на Васильевском острове для строительства бизнес-центра, под условным названием «Башня «Петр Великий»». При этом, несмотря на Решение Малого Совета Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов от 16.12.92г. N 400 «О строительстве здания делового комплекса АО "Двадцатый трест"», которым Корпорации и мэру Санкт-Петербурга А. Собчаку были выставлены требования принятия соответствующего решения только после того, как «Корпорация» перечислит 50 млн. рублей в целевой фонд финансирования капитального строительства и капитального ремонта, заключения договора между АО «Двадцатый трест» и Комитетом по управлению городским имуществом об освобождении помещений в доме N 44 по Невскому проспекту, перечислении в четвертом квартале 1993 года в фонд средства в размере исчисленного по действующему на момент перечисления курсу рублевого эквивалента, соответствующем не менее 1 млн. долларов США. Несмотря на то, что ни одно из указанных условий не было выполнено, Собчаком, вопреки решения Малого Совета, с превышением своего служебного положения было вынесено Решение о предоставлении указанного земельного участка в аренду «Корпорации». Также, реализуя преступный умысел на хищение денежных средств, 13 декабря 1993 года Анатолий Собчак издал распоряжение "О выдаче ссуды АООТ 'Корпорация ХХ трест'", согласно которому город Корпорации обязан был предоставить и предоставил ссуду в размере 2,5 млрд рублей до 1996 года под 6% годовых на работы по проектированию небоскреба. При этом коммерческие банки, выдававшие указанную ссуду сами получали кредиты от Центрального банка РФ под 50 % годовых, а выдача кредитов производилась ими в это время предприятиям всех форм собственности (за исключением Корпорации «ХХ трест»), в среднем, под 200 процентную ставку. Предоставление же 6-% займа «Корпорации», убыточного для банка-заемщика компенсировалось последним займами мэрии Санкт-Петербурга под различные социальные программы, с весьма завышенной процентной ставкой, значительно превышающей средние величины.


При этом выдача указанного кредита не соответствовала требованиям ст. 26 Закона России "Об основах бюджетных прав и прав по формированию и использованию внебюджетных фондов представительных и исполнительных органов государственной власти республик в составе Российской Федерации, автономных областей, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления", согласно которой исполнительный орган власти вправе принимать решения о внесении изменений по статьям расходов бюджетной классификации в пределах утвержденных ассигнований по каждому направлению расходования средств. Однако городским бюджетом не было предусмотрено соответствующих сумм и направлений расходов, в пределах которых можно было бы это сделать. Мэрия, согласно той же статье, не могла финансировать проект "Корпорации ХХ трест" за счет временно свободных бюджетных средств, поскольку принятие такого решения находилось в компетенции действовавшего на тот момент представительного органа власти — Петросовета, а тот такого решения не принимал.


К предоставлению «Корпорации ХХ Трест» кредита на льготных условиях, выданного с заведомым нарушением действующего законодательства, непосредственно причастны заместители мэра Санкт-Петербурга Путин В.В. и Кудрин А.Л., которые лично обратились к мэру Санкт-Петербурга Собчаку А.А. с письмом, подписанными ими лично.



Кроме того, в рамках всё-того же дела, расследовался эпизод по хищению из резервного фонда Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга руководимого Путиным В.В., 400-х сот миллионов рублей выделенных «Корпорации ХХ Трест» на реконструкцию и ремонт Горненского женского монастыря в Иерусалиме (Израиль), которые после перечисления их с расчетного счета Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга на расчетный счет «Корпорации ХХ Трест», в тот же день были конвертированы и перечислены в Испанию, где на них для Путина В.В. и Собчака А.А. строились коттеджи в г. Торевьеха.

27.10.1995г. на письме Никешина С.Н. Путин В.В. поставил резолюцию: «СОГЛАСОВАНО согласно сметы».


27.10.1995г. на этом же письме свою резолюцию поставил Первый зам. мэра С-ПБ предс. Комитета финансов мэрии С-ПБ Кудрин А.Л.: «СОГЛАСОВАНО согласно сметы».

Так что понятно, почему ныне администрация Президента РФ противится проведению расследования по хищению бюджетных средств Министерством культуры РФ совершенных при реставрации нашего монастыря так как аналогичное преступление совершал и ныне действующий Президент РФ.


Фактическое хищение государственных средств в подобных объемах стало возможно исключительно в силу бесконтрольности правоохранительных и прочих контрольных органов, обеспечиваемое заместителем мэра СПб Путиным В.В. и мэром Санкт-Петербурга Собчаком А.А., путем расстановки на ключевые должностные посты, такие, как прокурор города, начальник ГУВД, руководитель ФСБ по Санкт-Петербургу, кандидатуры которых для утверждения их в данных должностях требовали согласования с руководством города, лиц, ставящих личное материальное благополучие выше интересов службы, а также утверждением руководителями контрольных организаций, таких, как Управление федерального казначейства Минфина РФ по Санкт-Петербургу, Комитет финансов администрации Санкт-Петербурга, Федеральная служба по валютному и экспортному контролю, основной задачей которого являлось проведение единой общегосударственной политики в области организации контроля и надзора за соблюдением российского законодательства в сфере валютных, экспортно-импортных и иных внешнеэкономиеских операций,и др. Практически все вышеперечисленные руководители, а также члены ряда комиссий, создаваемых для контроля за в сфере распределения бюджетных средств получили взятки от руководства «Корпорация ХХ трест» в виде дорогостоящих квартир, расположенных, как правило, в центре Санкт-Петербурга, ремонта последних, дач, бесплатных турпутевок в зарубежные страны.

В ходе следствия были установлены следующие, причастные к получению взяток, должностные лица Санкт-Петербурга:


Путин Владимир Владимирович - первый заместитель мэра СПб – председатель КВС мэрии СПб, ныне Президент Российской Федерации;


Сечин Игорь Иванович – руководитель аппарата Комитета по внешним связям мэрии СПб, в настоящее время руководитель ГК «Роснефть»;


Миллер Алексей Борисович – заместитель председателя КВС мэрии СПб, ныне глава ОАО «Газпром»;


Кудрин Алексей Леонидович – первый заместитель мэра СПб, председатель Комитета Финансов мэрии Санкт-Петербурга, бывщий министр финансов России, в настоящее время руководитель Счётной палаты РФ;


Нарышкин Сергей Евгеньевич – начальник отдела по внешним связям Комитета финансов мэрии СПб, бывший руководитель Администрации Президента РФ, бывший Председатель Государственной Думы РФ, ныне глава Службы Внешней Разведки России;


Мутко Виталий Леонтьевич – председатель Комитета по социальным вопросам мэрии СПб, бывший министр спорта РФ, в настоящее время заместитель председателя Правительства РФ;


Козак Дмитрий Николаевич – председатель юридического комитета мэрии Санкт-Петербурга, ныне заместитель председателя Правительства РФ в сфере ЖКХ;


Степашин Сергей Вадимович – начальник АФБ (Агентство фед. Безопасности) по Санкт-Петербургу (1991-1992), бывший директор ФСК (Фед. Служба контрразведки РФ) России (1994-1995), быв. Министр юстиции РФ (1997-1998), бывший председатель Правительства РФ (1999), бывший глава Счетной Палаты РФ;


Сыдорук Иван Иванович – первый заместитель прокурора Санкт-Петербурга, ныне заместитель Генерального прокурора России;


Винниченко Николай Александрович – заместитель прокурора СПб, прокурор СПб, ныне заместитель Генерального прокурора России;


Коновалов Александр Владимирович – заместитель прокурора СПб, министр юстиции России;


Кожин Владимир Игоревич – руководитель Валютно-экспортного контроля по Северо-Западному федеральному органу, с 2000 года Управделами Президента РФ, ныне советник Президента РФ и другие должностные лица.


Что касается самой «Корпорации ХХ Трест», то было установлено, что она являлась фактически «ОБЩАКОМ» организованного Путиным В.В. преступного сообщества, из которого черпались средства на подкуп должностных лиц и вовлечения их в различные коррупционные схемы.


Безусловно, юрист монастыря, в чьи обязанности ранее входила борьба с коррупцией в среде должностных лиц различного уровня, представлял своими профессиональными познаниями определенную угрозу для тех, кто был заинтересован в сокрытии хищения бюджетных средств, совершенных при так называемых реставрационных работах в возглавляемом архимандритом монастыре, поэтому для них было проще снять архимандрита с игуменства, чем находиться под угрозой выявления их участия в совершенном.

Да, непосредственной причастности митрополита Тихона (Шевкунова) в отличии от секретаря Генерального совета партии «Единая Россия» Турчака А.А., к хищению должностными лицами Министерства Культуры России бюджетных средств, при проведении реставрационных работ в монастыре, возглавляемом архимандритом Макарием,, вроде бы и не наблюдается. Но кто знает, по скольким жалобам игуменов монастырей и настоятелей приходов на некачественно проведенную реставрацию Божьих храмов не был дан ход ответственным секретарем Патриаршего совета по культуре, членом Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству, членом общественного совета при Комитете по культуре Государственной Думы РФ, митрополитом Тихоном (Шевкуновым), и не за это ли данное министерство столь щедро вливает бюджетные средства, распоряжаясь ими как своими, во все проекты митрополита Тихона? Не являются ли эти средства завуалированной формой взятки от министерства культуры митрополиту Тихону, дабы он, изображая из себя двойника слепой Фемиды, не замечал преступлений, совершаемых в указанном ведомстве.


Иерей Павел Адельгейм, в книге «Своими глазами», писал: «Советскому государству симпатичнее те, кто дорожит своим личным благополучием. Удалять из Церкви неугодных ему лиц Советское государство предпочитает руками Церковной власти. Пышно разрастаются в РПЦ карьеристы, приспособленцы и откровенные мошенники. Удушая своими руками лучшие церковные силы, Московская Патриархия совершает самоубийство. И встает неизбежный вопрос, что лучше: принять мученическую кончину или наложить на себя руки?».

Замените прилагательное «Советское» на «Российское» и мы увидим исключительно точный диагноз того, что произошло с архимандритом Макарием. Государство, в лице заместителя Совета Федерации России Турчака А.А. руками «карьеристов, приспособленцев» разросшихся в РПЦ, удалило от игуменства, руководства монастырем, неугодного ему архимандрита Макария (Швайко).


Чем еще провинился архимандрит Макарий в глазах государства и митрополита Тихона?

Только тем, что он неукоснительно выполнял Вашу, Ваше Святейшество, волю, выраженную в Ваших словах, проповедях, искренне полагая, что Вы не уподобитесь фарисеям и Ваши слова не разойдутся с Вашими делами, а следовательно, слова Господа обращенные к фарисеям: «Итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают» (Евангелие от Матфея, 23:3), никак не могут относиться к Вам.


24.07.2019, по приходам, монастырям, епархиям за подписью митрополита Тверского и Кашинского Саввы было разослано письмо, из которого мы узнали, что в Русской Православной Церкви имеется структура, причем под непосредственно Вашим, Ваше Святейшество, руководством, в обязанности которой входит правозащитная деятельность.

Опасаясь, что с использованием Вашего имени в стране будет создан очередной, имитирующий правозащитную деятельность орган, компрометирующий этим не только Вас, но и всю Русскую Православную Церковь, мы по адресам, указанным в письме, направили следующее послание (привожу в выдержках):


«Несмотря на огромное количество правозащитных организаций, включая органы прокуратуры и специально уполномоченных лиц, ежегодно проводимые и транслируемые всеми средствами массовой информации «Прямые линии» Президента России с населением, в формате ответов на вопросы, наглядно демонстрируют, что все правозащитное движение работает вхолостую, а Россия, несмотря на закрепленный в ст.1 Конституции статус правового государства, в международном рейтинге правовой защиты населения, включающим свыше полутора сотен государств, стабильно занимает места в последних десятках, среди наиболее отсталых государств.


«Правозащитники, не желающие заниматься правозащитой» - так охарактеризовал на втором форуме «Другой России», проходившим в Вильнюсе в октябре 2016 года, экс-президент Литвы Ландсбергис собравшихся лиц, лишь разглагольствующих о правозащите.

Увы, данный оксюморон как нельзя точно подходит и ко всем выше перечисленным «правозащитникам».


Администрация Президента России в лице Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан, состоящая из нескольких тысяч служащих, занимается исключительно дискриминацией действующего Президента, выставляя его в отрицательном свете клятвопреступника, не способного выполнять свои обещания, данные им народу во время инаугурации, когда он клялся защищать их нарушенные права и свободы (см. текст ст.82 Конституции РФ).


Если на экранах телевидения, во время ежегодных «Прямых линий» Президента России в формате ответов на вопросы, ставших по сути пиар-акциями, призванными преподнести его облик гражданам в виде реального гаранта их прав и свобод, способного во всем немедленно разобраться и вынести справедливое решение, добившись от всех ветвей власти его безоговорочного исполнения, мы действительно видим правителя, справедливо решающего насущные проблемы граждан, делая это сразу же по поступлении жалобы, не откладывая в долгий ящик а такое счастье выпадает одной тысячной процента от числа тех полутора миллиона граждан, составляющих опять же один процент населения нашей страны, пожелавших принять участие практически в безвыйгрышной лотерее, под названием — задай свой вопрос Президенту, то на письменные жалобы граждан на имя Президента России, по поводу нарушения их конституционных прав и свобод поступают не просто отписки, а ответы, дискредитирующие фигуру первого лица государства, выставляющие его в виде полностью безответственного клятвопреступника ни во что не имеющего права вмешиваться, так что ни о какой возможности восстановления граждан в правах и речи быть не может.

Так, например, на письменную жалобу на незаконные действия следователя, дознавателя, прокурора, сотрудника Следственного Комитета, поданные на имя Президента России, из его Администрации Вы получите ответ следующего содержания:


«Конституция Российской Федерации, Положение об Администрации Президента Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 6 апреля 2004 года № 490, не предусматривает участие Президента Российской Федерации, должностных лиц его Администрации в разрешении по существу поставленных в обращениях граждан вопросах, связанных с процессуальной деятельностью органов прокуратуры, дознания и следствия, ответственных их должностных лиц. В отношении данных вопросов предусмотрен иной порядок обжалования, установленный в частности, процессуальным законодательством....Выполнение Президентом Российской Федерации функции гаранта обеспечения прав и свобод человека и гражданина, предусмотренной частью 2 статьи 80 Конституции Российской Федерации не дает ему право на вмешательство в деятельность органов государственной власти».


Я Вам привел не вымышленную, а реальную «типовую» формулировку ответа из Администрации Президента РФ, полученную на одну из наших жалоб. Замените фигуру дознавателя или прокурора любым иным должностным лицом, Вам придет аналогичный ответ, в котором лишь вместо прокурора или следователя будет фигурировать названное Вами лицо. Подобных ответов из Администрации Президента РФ в нашем распоряжении ни один десяток. Так что за приведенные нами утверждения мы вполне отвечаем.

Уваровская знаменитая триада, в которой сформирована идеология последнего столетия российской империи, ставила на первое место Православие.


Лидерство Православия в этой триаде было заслуженным, так как благодаря ему Россия не только обрела государственность, войдя в систему европейских христианских государств, но и выделилось среди них как мощное государство с новой высокой культурой, породниться с владетельным домом которого считали за честь многие европейские владыки.


Эпоха атеизма, наступившая после октябрьского переворота 1917 года, низвергла российское Православие в катакомбный период начальной истории христианства, когда главным было не столько служение, сколько выживание. Перемены конца 80-х, начала 90-х годов прошлого века приведшие к распаду большевистского государства, несмотря на их пагубное воздействие на всю государственную и экономическую составляющую страны, поставившее ее на грань исчезновения, тем не менее привели к новому возрождению Русской Православной Церкви, когда Храмы и монастыри, превращенные государством в различные хозяйственные объекты стали возвращаться Церкви и в них вновь зазвучали молебственные песнопения. Однако эта же эпоха перемен привела во власть людей, чья мораль измеряется весом серебра, как и в случае с Иудой, уплаченного на этот раз за предательство интересов народа. Коррупция и сопутствующее ей пренебрежение к правам и свободам человека и гражданина, несмотря на то, что последние в Конституции провозглашены «высшей ценностью», стала нормой наших дней.

Правозащитное движение фактически отдано на поругание сонму лжеправозащитников и прочих фарисеев, тех, кто лишь похваляется своей якобы защитной деятельностью, и чье добродетельное негодование по поводу нарушения прав, иногда транслируемое средствами массовой информации, порождено исключительно лицемерием.


Последние семь лет практической самозащиты от регулярных наскоков чиновников всех мастей на монастырь, в их безудержном желании к чему то нас обязать и принудить, толкнуло нас на опасный путь осознания происходящего. Мы увидели, что монастырь находится в осаде облаченных властью лиц, которых можно разделить на две большие категории — либо бездарных руководителей, либо талантливых воров. Данных любителей наживы ничуть не останавливают требования части 2 ст.14 Основного Закона, закрепившего мечту большевиков, сформулированную ими на 3 съезде РСДРП в Женеве, в 1903 году, на отделение религиозных организаций от государства. Вынужденное применение юридических приемов необходимой самообороны к указанным лицам разнообразило нашу правозащитную практику, украсив ее зрелищными приемами. Мы научились различать истинные требования закона от их фальсификации и не поддаваться на последние. Так, например, при составлении в отношении нас протокола нарушений Правил противопожарного режима (ППР) в 2012 году и требования устранить отмеченные недостатки, на что потребовалось бы истратить миллионы рублей, а также заплатить наложенный МЧС России на нас штраф, привело лишь к тому, что мы в свою очередь продемонстрировали власти, что не только она со ссылкой на ППР может привлекать нас к административной ответственности, но и мы, отказываясь выполнять требования МЧС, в свою очередь можем поставить вопрос о привлечении последних к уголовной ответственности за халатное выполнение ими служебных обязанностей, выразившее в не применении требований запрета возжигания свечей в храмах (многолюдных местах, как было сказано в соответствующей норме ППР). Безусловно, мы понимали, что такой запрет последовать не может, так как он в корне противоречил бы и требованиям Конституции, да и всем многочисленным международным правовым актам, которые Россия обязалась выполнять. Со ссылкой на наличие не применимой к религиозным организациям в ППР норме мы отказались выполнять и все остальные. Наш пример оказался достаточно заразительным, что вынудило Правительство России внести в оспариваемую норму поправки, разъясняющие, что возжигать свечи в многолюдных местах запрещается всем, за исключением религиозных организаций. А в ноябре 2017 года, только через пять с половиной лет незаконного взимания сотрудниками МЧС административных штрафов с религиозных организаций, в журнале «Приход» появилась статья, разъясняющая, что только месяцем ранее сотрудники МЧС получили право, после введения в ППР отдельной главы, касающихся религиозных организаций, руководствуясь ею, давать нам какие-либо предписания. Так или иначе, но за указанный период мы достаточно хорошо изучили органы, на которые возложена защита прав граждан, и убедились, что все они не столько действуют, сколько имитируют деятельность. Кроме того, данные органы, отвечая нам на наши запросы, практически расписывались в своей юридической неграмотности, демонстрируя нигилистическое отношение к праву, что опять же позволяло нам игнорировать их незаконные требования.


В противоборстве с подобными «защитниками закона» мы оказались правозащитниками поневоле, однако не жалеем об этом, так как накопившийся опыт борьбы с явно зарвавшимися государственными структурами, возможно и станет когда- нибудь полезным для Русской Православной Церкви. Узнав, что под эгидой Патриарха Всея Руси действует правозащитная структура направленная на восстановление нарушенных прав и свобод человека и гражданина, то есть по определению входящая в конфликт с действующей властью, так как именно та эти права и свободы и нарушает, мы, безусловно удивились, учитывая политику Церкви не конфликтовать с Властью.


То, что Русская Православная Церковь предлагает оказать содействие в правозащитной деятельности не может не вызвать чувства благодарности, но угроза не справиться с указанной задачей не может не вызвать чувства настороженности.


Государственные структуры не выполняющие своих обязанностей и обязательств, постоянно нарушающие права граждан, стали нормой быта. Если кто и возмущается указанными нарушениями, то более по инерции, чем всерьез. Государство давно воспринимается гражданами как Левиафан, пожирающий своих детей. Во времена Нерона и Диоклетиана убийство людей на аренах цирка и сценах театра воспринималось не просто как норма, но и как развлечение. И сейчас все эти правозащитные структуры по сути находят развлечение в том, какими новыми способами и приемами они овладевают, какие отговорки находят, чтобы оставить обездоленного человека наедине с его проблемами. Данным структурам нечего терять. Совестью они не обременены, мораль им не свойственна, чувство сострадания для них давно стало атавизмом. Да, люди до сих пор продолжают в эти структуры обращаться, но все реже и реже как в орган, предназначенный разрешать их проблемы по справедливости. Чаще в смутной надежде на возможное милосердие коварной судьбы, по прихоти которой, все же какой-то тысячной доле одного процента обратившихся удается пробиться на «Прямую линию» с Президентом Российской Федерации и озвучить последнему свои беды.


Но от Русской Православной Церкви ожидают иного. Начиная с большевистского переворота гонимая, унижаемая и практически бесправная, познавшая всю сущность бытия большинства населения России, но тем не менее сумевшая сохранить свой авторитет и ставшая пристанищем последней надежды, в которой многие граждане России пытаются найти опору для борьбы за свои порушенные права и свободы, Церковь получила уникальный шанс не просто вновь вернуть Россию в систему передовых европейских государств с развитой системой правовой культуры, но и как встарь, сделать ее флагманом воистину правового общества, страной высочайшей правовой культуры, в которой граждане не на словах, а на деле будут защищены Законом. Не тем законом, который ныне является ничем иным, как простывшем следом пролетевшей мимо справедливости, а истинным установлением государства, обеспеченного всеми мерами принуждения.


Безусловно, мы понимаем, что Церковь не может заменить все государственные институты, предназначенные для поддержания порядка. Но этого от нее и не требуется. Достаточно сформированной Церковью позиции на поддержание Закона в государстве и твердого следования ему. Что Церковь невозможно лишить, так это право Слова и личного примера. Кому как не церковнослужителям помнить, что «Сначала было Слово и это Слово было Бог». Разве не Слово и не пример его носителей любви к ближнему своему стало основой возникновения христианства? Разве боялись его служители противодействовать злу? Разве митрополит московский св. Филипп (в миру Федор Колычев) убоялся обличать опричное правление Иоанна Грозного? Так почему же сейчас пастыри замолчали?


19 мая 1566 года разве не митрополит Афанасий, до получения высшего церковного поста бывший духовником Ивана 1Y, то есть, одним из самых близких к нему лиц духовного сана, протестуя против организации опричнины сложил с себя полномочия и добровольно удалился в Чудов монастырь? В марте 1568 года разве не святитель Филипп в кремлевском Успенском соборе, при громадном стечении народа, во время торжественного богослужения, трижды отклонив просьбу Грозного о благословении, обратился к нему с обличением беззаконных опричных казней и требованием соединить опричнину с земщиной, в частности заявив:


«Татары и язычники и весь свет может сказать, что у всех народов есть закон и право и только в России их нет» (из записок находившихся в опричниках Таубе и Крузе)? Безусловно, имея подобных наставников Церковь не могла не пользоваться непререкаемым авторитетом как среди власть имущих, так и в беспокойных низах, среди простонародья, тем более, принимая во внимание, что о столкновении между царем и митрополитом буквально на другой день заговорила вся столица. Да и последующее предупреждение митрополитом царя, что и впредь он не намерен молчать, поскольку молчание его «всенародную наносит смерть» («Житие Филиппа» в Тулуповской редакции) не оставило население столицы равнодушным. Народ реально ощутил, что Церковь не только на словах, но и на деле печется и заботится о ближнем, о народе, а не только о Власти. И разве не святитель Филипп восстановил право Церкви на «печалование за опальных» отмененное Иваном Грозным при создании опричнины, являющееся краеугольным камнем ее «правозащитного» права?


Да, судьба святителя Филиппа известна - насильственная смерть в тверском Отроч монастыре, но в памяти народа он остается прежде всего тем символом борьбы за его права, что на недосягаемую высоту поднимает авторитет Русской Православной Церкви.

И если у священнослужителей ныне срывается голос и нападает немота, когда речь идет об умышленном попрании в государстве конституционных прав граждан, когда слова «печалования» за миллионы и миллионы «опальных» от притеснения Власти застревают у них в горле, то не следует ли задать вопрос таким священнослужителям — а верную ли стезю они для себя избрали? И действительно ли подобные священнослужители служат Богу, а не мамонне?


Слова святителя Филиппа, обращенные к царю, что он не намерен молчать, поскольку молчание его «всенародную наносит смерть», должно стать лейтмотивом всего правозащитного движения Русской Православной Церкви.


Слово Церкви еще достаточно веско и авторитетно, чтобы заставить сотрудников Администрации не вводить граждан в заблуждение, будто Президент России не имеет права вмешиваться в действия ветвей власти, нарушающих права и свободы гражданина и человека... Для этого в распоряжении Русской Православной Церкви есть все необходимое - храмы, трибуны различных международных и внутри страны форумов, конференций и съездов, телеканал «СПАС», журналы издаваемые ею, другие средства массовой информации. Нужна лишь воля к правозащитной деятельности и смелость ее служителей осознать, что молчание о все пронизывающей коррупции и правовом беспределе «всенародную наносит смерть», с тем, чтобы чаяния святителя Филиппа о появлении и в России, закона и права, наконец то воплотилось в жизнь.


Необходимо твердо осознать, что перечисленные выше структуры, включая Общественные палаты и аппарат Уполномоченного по правам человека, созданы не для правозащитной деятельности, а для замаскированности ее отсутствия.


Отличие защитников в «камуфляже» (не путать с диссидентами) от Русской Православной Церкви состоит в том, что первые не имеют ее славной истории и ее истинных подвижников, отдавших жизни свои за право русских людей на лучшее будущее. Они, в отличии от Церкви не позорят своих предшественников, просто в силу их отсутствия, в то время как за спиной Церкви тысячи истинных светочей того. что ныне зовется правозащитным движением.


Таким образом Русская Православная Церковь не имеет права опуститься до казенной формы подхода к наличию правозащитных структур — для галочки, как у всех, дабы не предать заложенный в основу православия принцип любви к ближнему своему, не предать тех праведников, включая святителя Филиппа, чья мученическая кончина доказала, что дела их никогда не расходились с их словами. И что христианская заповедь любви к ближнему своему для них была дороже собственной жизни.


Предать свою историю, своих подвижников, мучеников, святителей, дабы стать еще одним никчемным придатком сложившейся правозащитной деятельности, что если не это способно уронить авторитет Церкви, уходящий в глубину веков, ниже уровня описанных структур, не только не помнящих родства своего, но его и не имеющего. В этом наше основное опасение.

Времена гонений на Церковь со стороны государства наглядно продемонстрировали, что тяжкие испытания не столько ослабили, сколько укрепили ее, помогли сплочению и духовному единству верующих. Это были истинные времена торжества веры, к которым как нельзя точно подходят слова апостола Иоанна Богослова: «Победа, победившая мир, вера наша». (1Ин.5;4).


Но если Церковь предаст кровь мучеников, то есть, откажется от своего семени («кровь мучеников есть семя христианства» Тертулиан), это может стать началом ее конца».


В развитие идей, изложенных в данном послании, мною, юристом монастыря, 1 октября 2019 года, с одобрения архимандрита Макария, в адрес Президента России и ряда сотрудников его Администрации был направлен следующий запрос:

«Позвольте всем Вам выразить свою искреннюю благодарность И в первую очередь, безусловно, Вам Владимир Владимирович, за введение в действующее законодательство двух новых новелл (очевидно, по примеру императора Юстиниана),

Диспозиция первой президентской новеллы следующая:

«Президент Российской Федерации выполняет функцию гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина через другие свои функции».


Копии «возражений» доверенных лиц Президента России, как и судебные решения, провозгласившие данную новеллу не противоречащей действующему законодательству, легко найти в недрах архива Администрации Президента РФ. Не зря же у Вас внедрена автоматическая система электронного учета

Вторая новелла от Президента России звучит следующим образом:


Органом, должностным лицом, компетентным восстанавливать граждан в их нарушенных правах и свободах является именно та организация или то должностное лицо, кто эти права и свободы и нарушил.


Кстати и эта юридическая новелла, применяемая, судя по моей практике, с 2002 года, также устояла как в Василеостровском, так и городском суде Санкт-Петербурга. Не зря ведь госпожа Тихомирова сообщает нам, что если нам что-то в ее ответе не нравится, то мы можем обращаться в суд.


Ныне, как говорил Владимир Ульянов-Ленин: «Мы пойдем другим путем», и наш путь будет состоять в том, чтобы Ваши юридические наработки, уважаемый Владимир Владимирович, столь любезно представленные нам сотрудниками Вашей Администрации, широко использовать в нашей юридической практике.


Часть 1 ст.19 Конституции Российской Федерации гласит, что все равны перед законом и судом, а часть 2 провозглашает, что: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».


Исходя из данного конституционного принципа, я, как юрист монастыря, уверенно могу предлагать священнослужителям, к коим имеются претензии со стороны исполнительной и судебных властей, смело применять «президентские» юридические новеллы, и любые обязанности, которые пытаются возложить на них данные ветви власти, исполнять через другие свои обязанности, такие как бережное отношение к окружающей среде, совершение религиозных обрядов, чтение молитв и прочее.


Я великолепно понимаю нигелистически-правовое содержание данных новелл, но в условиях правового беспредела, творимого по определению судьи Конституционного Суда и «чеченца» Суркова в «суверенно-правовом» государстве Россия (23 сентября с.г. судья Конституционного суда Дагестана Хасплат Рустамов заявил, что понятие «правовое государство» опасно для такой страны, как Россия, а само это определение «навязали либералы», создав тем самым «конституцию ельциновского окружения». Предложив использовать термин «правовое государство» по отношению к России, Рустамов вспомнил более подходящее. «Правильное определение России дал этот чеченец из Администрации Президента России, как его… Сурков! Теория суверенного государства!.. Россия является суверенным государством и в разработке собственных теорий…»), они как нельзя более могут пойти на пользу Русской Православной Церкви.


Если государство по своей инициативе объявило, что Церковь (религиозные объединения) отделены от него, то очевидно, что не стоит такому государству диктовать Русской Православной Церкви как ей вести свою деятельность и, тем более, лезть со своими Уставами в ее монастыри.


Пора Русской Православной Церкви и сейчас широко популизировать Ваши юридические наработки, уважаемый Владимир Владимирович, выраженные в двух вышеуказанных новеллах. И если отдельные, оппозиционно настроенные по отношению к Вам чиновники и судьи решат бросить в Вас камень, утверждая, что реализовывать данные наработки можете исключительно Вы, тем самым сравнивая Вас с весьма отрицательным персонажем одного весьма известного литературного произведения, то в этом не будет ничего удивительного. Вспомним, как подрывали авторитет Николая Второго различные «либеральные» деятели той России и чем это закончилось. Но делать выводы из истории предстоит не только Вам, но и нам, «жандармам православия», по выражению ближайшего сподвижника В.И.Ульянова, в поддержку Вам принципиально не уступая ни полшага различной оппозиционно настроенной к Вам исполнительно-чиновной и судейской части России.


Ну а если данные чиновники начнут с нами судиться и суд вынесет решение не в нашу пользу, то это будет не наш, а Ваш проигрыш, уважаемый Владимир Владимирович. Ведь тем самым судьи не нас, а Вас фактически обвинят в нарушении требований ст.19 Конституции, что все равны, но Вы равнее, и именно Вас обвинят в том, какое государственное устройство под Вашим управлением мы получили (читаем Оруэлла и находим аналогии).

Мне могут возразить, что Священное Писание требует уважать Власть. Но ведь в нем говорится о Власти от Бога, а не от Денницы, когда-то самого прекрасного, но, увы, падшего, низвергнутого ангела. Другое имя ему Люцифер.

Священное Писание говорит о государстве, правители которого следят за соблюдением Закона. Во что превратился Закон благодаря Вашим новеллам, я продемонстрировал на указанных двух примерах, плюс привел мнение о «суверенной» правовой системе России судьи Конституционного Суда.


Если чиновники не уважают и не соблюдают требования Закона, Церковь не может призывать уважать таких чиновников, уважать такую беззаконную Власть и слепо подчиняться ее требованиям. В конце концов, и на Русской Православной Церкви, а может, в современных условиях в первую очередь на ней лежит обязанность защиты человека и гражданина, своей паствы, от распоясавшегося в своей безнаказанности государственного служащего.


Ныне вся надежда исключительно на Ваши новеллы, уважаемый Владимир Владимирович. Они вселяют в нас надежду, что граждане, ознакомившись с ними, наконец-то осознают, как им правильно выполнять предписания, исходящие от такого государства».

И здесь, после получения данного письма, в Администрации Президента России началась паника. Данное обращение было получено в Администрации 09.10.19, а уже буквально на следующий день митрополит Тихон стал каждые 15-20 минут названивать архимандриту Макарию с вопросом: - Что этим письмом хотел сказать юрист монастыря? Хотя ответ очевиден, только то, что в нем написано. Что, статья 19 Конституции России позволяет всем гражданам России следовать примеру ее лидера — Президента РФ, и вслед за ним, одни свои обязанности, например, платить налоги, выполнять через другие, как например, бережное отношение к окружающей среде.


Но, Ваше Святейшество, мне не понятно, что так всполошилась Власть. В Основах Социальной Концепции Русской Православной Церкви, некогда разработанной Вами, являющихся одним их основополагающих документов Русской Православной Церкви, сказано:

«Если власть принуждает православных верующих к ...греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху. В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению».


Мы видим, что в данном документе закреплено право Церкви призвать народ к мирному гражданскому неповиновению, и на это от Власти не было никакой реакции.

Я же призвал наоборот, к мирному повиновению, следовать «новеллам» Президента РФ и по примеру последнего, одни свои обязанности заменять другими, и в Администрации началась паника. Но разве я являюсь ее виновником, а не они сами?


ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО, СВЯТЕЙШИЙ ВЛАДЫКА!


Митрополит Тихон (Шевкунов) сняв своим единоличным решением с игуменства архимандрита Макария (Швайко), чье назначение на руководство монастырем было утверждено Священным Синодом Русской Православной Церкви 11 августа 2000 года, похоже, создал не столько проблему архимандриту Макарию, сколько всей Русской Православной Церкви.


Ведь, приняв такое решение, он фактически поднял главенствующий вопрос — могут ли монахи, обязанные нести послушание, доверять своим пастырям? В случае с архимандритом Макарием вопрос поставлен даже еще более остро. Могут ли монашествующие доверять Вам, Ваше Святейшество — Патриарху Московскому и Всея Руси?


Как писал о. Павел Адельгейм, «Послушаться означает довериться. Поэтому послушание является подвигом. Доверие всегда связано с риском быть обманутым. Говоря о послушании, обычно предъявляют условия только послушнику, словно послушание выражает не взаимный, а односторонний акт. Первым условием послушания является верность наставника. Он должен быть достоин доверия. Бог призывает нас к послушанию Ему, ибо «Бог верен, и несть неправды в Нем …. Мы доверяем тому, кто нас не обманывает. Такое Доверие оказывает сын своему отцу. Исаак покорно восходит на костёр, доверяя свою жизнь отцу. Авраам заносит нож над сыном, доверясь Богу. Какое безмерное доверие, какую жертву выражает отказ от своей воли ради исполнения чужой! Следует ли слушаться того, от кого ждёшь обмана, предательства, вероломства? Такой заповеди не дал Бог».


14 октября 2018 года Вы, Ваше Святейшество, благословили отца Макария на его борьбу за возбуждение уголовного дела, в связи с коррупцией в Министерстве культуры России. Архимандрит Макарий поверил и доверился Вам. Он честно нес свое послушание, в результате оказался наказанным лишением игуменства.


Поверив в Вас, что Вы искренне занялись правозащитной деятельностью, учитывая, что Вы, Ваше Святейшество, лично возглавили правозащитный центр при РПЦ, архимандрит Макарий доверился Вам, поддержал Вас в этом богоудобном деле. Он честно нес и это, добровольно взятое на себя послушание, в результате оказался лишенным игуменства.

В третьей декаде сентября этого года Вами в очередной раз были созваны игумены монастырей, для решения возникающих перед ними вопросов. Перед тем, как разъехаться им по монастырям, каждому из них вручался сборник Ваших проповедей, произнесенных Вами в 2018-2019 годах. В одной из них, Вы в частности отметили, что «к власти нередко устремлялись и устремляются люди недостойные…., власть может проявляться и самым дурным образом, когда она служит интересам одного человека или группы людей, когда во имя узких корпоративных интересов и целей напрягаются силы народа, который принуждается властью к исполнению того, что служит благу немногих…. Власть оправдана только тогда, когда служит единственной цели – приносить пользу людям, служить людям... Не может быть другой цели у человека. облаченного властью, кроме как служить людям».


Неужели Вы, Ваше Святейшество, не замечаете того, что происходит чудовищная имитация власти. Власть обслуживает только самое себя! Новые вожди используют механизм власти только для собственного обогащения и обворовывания народа. Только для этого! Неужели православное духовенство обязано привечать такую власть улыбками начинающих лакеев, а не вести борьбу за права народа на власть справедливую, не воровскую?


Когда-то первосвященники увидели в личности Христа угрозу своему благополучию и руками Пилата, то есть государства, убили Его. Почему же и сейчас, фактически через две тысячи лет после расправы над Христом, православные первосвященники, вступив в преступную связку с государством, так же продолжают расправляться над неугодными?

Как писал уже не раз упомянутый о.Павел Адельгейм: «Архиереи встроились во властную вертикаль государственной номенклатуры, потеряли интерес к своей пастве: клиру и народу. Утратив обратную связь с паствой, они живут независимой и далекой от клира и мирян жизнью. В церкви потерялся интерес к внутреннему миру человека. В епархиальной практике господствует насилие, равнодушие, корысть, правовой и моральный цинизм. Клир поставлен в крепостную зависимость от епископа и абсолютно беззащитен». И разве это не реалии сегодняшнего дня?


Вам решать, Ваше Святейшество, должен ли православный клир доверять своим епископам, своему Пастырю. Ваше решение в отношении архимандрита Макария (Швайко) станет ответом на этот вопрос.


Вам решать, Ваше Святейшество,что сегодня представляет собой Русская Православнная Церковь? Тедл Христово, как сказано в Писании, организацию стяжателей или закрытую корпорацию, построенную на иных, отнюдь не духовных принципах? Ваше решение в отношении архимандрита Макария (Швайко) станет ответом на этот вопрос.

Не только имитационная деятельность различных структур и институтов, включая институт уполномоченного по правам человека, но в том числе и отсутствие наступательной позиции со стороны РПЦ в борьбе с коррупцией и произволом Властей, несмотря на все Ваши проповеди, Ваше Святейшество, привели к тому, что нигде в мире Россию не воспринимают иначе, как криминальное государство.


Российский ученый-правовед, Юрий Александрович Тихомиров дал ему следующее определение:

«Криминальное государство как конкретно-исторический тип возникает и существует в определённых исторических условиях, но всегда – исключительно благодаря политической воле конкретного лица, захватившего власть и обладающего ею. Феномен криминального государства показывает, что роль личности в истории иногда бывает огромной в своём трагическом воплощении.... Именно поступки и политические решения такой личности (конечно, выражающей интересы определённых социальных групп) определяют путь деградации, мутации государства, превращения его в собственный антипод Итак, криминальное государство – это, как правило, заключительный акт процесса его перерождения в свой антипод. Поскольку государство есть универсальная публичная организация общества для управления его общими делами на основе права, то его криминальный антипод представляет собой псевдопубличную организацию общества для реализации групповых и частных интересов на основе антиправа (неправа). В криминальном государстве происходит подмена права законом, нарушающим публичные интересы – неправом. ». (Тихомиров Ю. А. Государство. – М. : Норма, 2013. – С. 56).

Что делает Церковь для того, чтобы вернуть государство из криманального состояния в правовое? Да ровным счетом ничего. В этой двусмысленной ситуации церковная иерархия пытается сохранить дух и формы православия путем постепенного отступления по всему фронту.


Свою книгу «Своими словами» о.Павел Адельгейм завершил пророчеством преподобного Нектария (1853–1928), последнего соборно избранного Оптинского старца, наделённого Богом великим даром пророчества и прозорливости. Он задолго до революции и гражданской войны видел грядущие беды и скорби людей, молился за всю Россию, утешал людей, укреплял их в вере, брал на себя бремя людских грехов. Старец разделил участь многих своих верующих соотечественников: был гоним, сослан, почил в изгнании.


Как писал о.Павел Адельгейм, «Однажды отец Борис рассказал о пророчестве отца Нектария, в которое трудно было поверить в те годы. Оно казалось совершенно невероятным, и только спустя десятки лет, можно осознать, что оно исполнилось. С пророчествами всегда так было. Поначалу кажется невероятным, а когда исполнится, понимаешь, что так должно было случиться. Старец сказал тогда, еще в конце 20-х: «Будет еще, будет возрождение христианства в нашей земле, и откроются храмы, и пойдет народ. Будет возрождение, но очень недолго, а потом…», — старец низко опустил голову и молча махнул рукой. В 60-е годы это пророчество казалось несбыточным. В начале 90-х восхитило исполнение слов отца Нектария. Теперь, в 2000-е годы, все понятнее и страшнее становится последний взмах руки старца Нектария. Да свершится над нами воля Твоя, Господи!».


Ваше Святейшесво! Обращаюсь к Вам имено сегодня, 23 декабря 2019 года, в 450 годовщину убиения великого иерарха церкви российской, украшенного венцом мученика и славы, митрополита Московского и Всея Руси Филиппа (Колычева), задушенного опричным воеводой Малютой Скуратовым в тверском Отроч-монастыре, а до этого, по приказу Ивана Грозного, позорно низложенного в конце 1568 года, за публичное осуждение кровавых бесчинств опричников.


Что-то есть в этом символичное. Как и 450 лет на Руси по прежнему правде нет места. Как и 450 лет назад, на Руси по прежнему опричнина. Неприкасаемых Ивана Грозного заменили неприкасаемые Владимира Путина. И те и другие не гнушались и не гнушаются грабить и обворовывать народ. Как и 450 лет в среде монашествующих находятся те, кто готов предать своего игумена. Ведь для церковного суда над митрополитом потребовалось найти в Соловецком монастыре, где он некогда игуменствовал, лиц, способных оболгать своего настоятеля. Как 450 лет назад (в 1568) низложение происходило по воле государства, но руками Церкви, так и в случае с архимандритом Макарием, его низложение произошло по воле государства — Администрации Президента РФ и секретаря Генерального совета партии «Единая Россия» Турчака А.А., руками митрополита Тихона (Шевкунова).

И, если, в отношении архимандрита Макария не будет восстановлена справедливость, то вполне резонен будет вопрос, а не потому ли и Вы, Ваше Святейшество, присоединились к его гонителям, что в отличии от Вас, у которого не нашлось смелости и воли возвысить свое пастырское слово против бесчинств ныне действующей тоталитарной и откровенно криминальной Власти, данная смелость и воля нашлась у архимандрита Макария?


Народ России в таком случае получит прямое доказательство того, что все Ваши проповеди, Ваше Святейшество, в которых Вы говорите много правильного о действующей власти, и все Ваши призывы к борьбе с коррупцией и криминалом, есть ничто иное, как пустое сотрясание воздуха. Что Вы, Ваше Святейшество, ровно как и Президент России Путин В.В. лишь на словах осуждая криминал и корруупцию, на деле, своим бездейсвием, поддерживаете их. Что для Вас, Ваше Святейшество, как и для светской Власти, паства, народ, не что иное, как средство для обогащения. И Вы, Ваше Святейшество, много рассуждающий о необходимости симфонических отношений Церкви и государства, в таком случае зря считаете, что этой симфонии нет. Так как в отношении к народу Вы достигли полной симфонии с ныне существующим криминальным государством.


Что в таком случае, кроме лжи в свой адрес, низложения с должности, личного опыта, что доверять Вам, Ваше Святейшество, нельзя, так как велик риск быть обманутым, приобретет архимандрит Макарий (Швайко), и когда-то юрист монастыря, ныне сложивший с себя эту обязанность, так как не считаю возможным оказывать помощь предавшей своего игумена братии?


Уже не раз упомянутый мною о.Павел Адельгейм, испытывавший буквально травлю, со стороны предшествующего Тихону (Шевкунову) митрополита Евсевия (ну не везет что-то псковской епархии на архиереев), имел веские основания считать Евсевия причастным к своему аресту в 1970 году за самиздат — Библия, Ахматова и т.д. Он не сомневался, что донос на него написал молодой священник Троице-Сергиевой лавры о.Евсевий (Саввин). В ходе бунта на зоне Адельгейм потерял правую ногу. А в 1993-м Евсевия назначили архиепископом в Псковскую епархию, где Адельгейм служил с 1976 года. По вине Евсевия о.Павел прошел через многочисленные церковные суды, в которых он пытался отстоять правду в среде Московской Патриархии. Суды нужны были не ему, поскольку, конечно, он не мог вполне верить в то, что сможет выиграть эту битву и победить систему. Они нужны были всем честным людям, как доказательство того, что в Московской Патриархии справедливости добиться невозможно. И он это вполне доказал. Но он доказал и обратное — правда может быть и внутри системы, и жить независимо от нее. Какое-то время…


о.Павел Адельгейм не только строил церкви, истинно помогал своей пастве, делился в книгах своим жизненным опытом, он еще писал и стихи. Одно из них названо им «Мой юридический опыт». Именно такой опыт мы с отцом Макарием, в результате, на данный момент и приобрели. Ну а по поводу того, способны ли Вы восстановить справедливость в отношении архимандрита Макария (Швайко) или нет — спросите у своей совести, Святейший Владыка. Если, конечно, Вам не надо спрашивать на это еще разрешения у митрополита Тихона и секретаря Генерального Совета партии «Единая Россия» Турчака А.А.

Я же позволю себе стихотворением о. Павла Адельгейма закончить свое обращение к Вам, Ваше Святейшество.


МОЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ОПЫТ

Мне кажется, что смысла нет

Стоять за правду там, где судят.

От них всегда один ответ:

«Живи, как власть велит, а нет — Закон защитою не будет».

В суде не светит правды свет:

Чадит сосновая лучина,

Смешавши цели и причины.

И гаснет тлеющий маяк,

Сознанье погружая в мрак.

В бесплодных поисках дороги,

Споткнувшись, поломаешь ноги,

Вняв к удивленью своему,

Что ты не нужен никому.

Но не скорби, уйми тревогу:

Ты не один. Ты нужен Богу.


С сим, Зыков Андрей Анатольевич

23 декабря 2019 года

Комментариев: 1
  • YouTube Социальные Иконка
  • Круглая иконка Facebook
  • Круглая иконка Twitter
  • Instagram - черный круг
  • Vkontakte - черный круг
  • Odnoklassniki - черный круг
  • YouTube - Black Circle

© 2018-2020 «INFORMATION PUBLICATION «NATIONAL POLITICS»»,

«ІНФОРМАЦІЙНЕ ВИДАННЯ «НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ»», «ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»» ©

Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації: Серія: КУ № 826-463Р, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com

© 2018-2020 «INSTITUTE OF NATIONAL POLITICS», «ІНСТИТУТ НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ», «ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ» ©

Україна, м. Київ, вул. Лютеранська, буд. 3-А, 01001, Ідентифікаційний код юридичної особи 41941956, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com