Поиск
  • Институт

Сергей Белановский: О последствиях транзита российской власти


Сергей Александрович Белановский - российский социолог, кандидат экономических наук, автор более 50 научных публикаций по социологии, экономике, политологии и маркетингу. Автор известных учебников по методам социологических маркетинговых исследований «Методика и техника фокусированного интервью», «Метод фокус-групп», «Глубокое интервью и фокус-группы». Является одним из основателей российской традиции так называемых «качественных» методов исследования.

Россия находится в сложном положении - политическом, экономическом, социальном. Это создает риск внутренней дестабилизации. Ситуация осложняется неизбежным транзитом власти, который, по ряду признаков, может произойти достаточно скоро.


В некоторых отношениях транзит власти может открыть новые «окна возможностей». С другой стороны, стоящие перед страной проблемы никуда не исчезнут и дополнятся новыми. Цель данной статьи – оценить новые возможности и новые вызовы, которые возникнут в результате транзита.


Итоги правления президента В.Путина

Оценка ситуации, которая возникнет в результате транзита, требует подведения итогов работы существующей власти, а именно правления президента Путина. Эти итоги мы оцениваем негативно.


Однако надо отметить, что не все стоящие перед страной проблемы следует приписывать неадекватному правлению Путина. Мировые экономические кризисы, падение цен на нефть, пандемия коронавируса, быстрый технологический прогресс стран Запада и Востока – все эти вызовы возникли независимо от Путина, и он даже пытался с ними бороться.

Тем не менее, Путин внес значительный личный вклад в развитие кризиса. Чем дальше, тем больше (особенно с 2012 г.) в действиях Путина давали о себе знать деструктивные стороны его политики. Главные из них видятся следующими.


1. Подавление демократии: манипулирование выборами и голосованиями; фактический запрет на мирные оппозиционные акции; преследования лидеров оппозиции, монополизация телевидения и контроль над прочими СМИ; пропаганда, формирующая у людей (а косвенно и у самой власти) неадекватные представления о стране и мире; неспособность отвечать за сказанное, зачастую прямая ложь; выстраивание вертикали «публичной власти», полностью зависящей от федерального центра; неоднократное «обнуление» политических сроков Путина. Одним из результатов такой политики стало уничтожение легитимных механизмов транзита власти, могущее привести к тяжелым последствиям.


2. Разрушение правовой среды: принятие законов, несовместимых с понятием права и принципами демократии; государственный контроль над правосудием; судебный произвол в отношении не только политической оппозиции, но и простых членов общества; отсутствие надлежащего контроля за правоохранительными органами, грубо нарушающими права людей; использование этих органов как инструмента для выполнения противозаконных и преступных приказов.


3. Агрессивная внешняя политика, несоразмерная возможностям страны: развязывание новой холодной войны со странами Запада, попытки силового включения стран бывшего СССР в состав или «сферу влияния» России; немотивированное военное участие в региональных конфликтах в дальнем зарубежье; попытки создания антизападных коалиций в союзе с потенциально недружественными странами; нарушение баланса между западным и восточным направлениями российской политики; выдача ситуационным союзникам невозвратных кредитов и материальных средств, которые могли быть направлены на развитие российских регионов.


Проводимая президентом Путиным внешняя политика имеет два следствия, выходящих за рамки собственно политики:


- экономические потери от прямых и косвенных западных санкций. Вторые намного превышают первые. Россия лишилась доступа к западным кредитам и передовым технологиям, рынкам сбыта, западные коммерческие партнеры отказываются заключать и продлевать сделки из-за политических рисков, включая возможность введения новых санкций; - фактический отказ от идеи сохранения культурного единства «русского мира», и замена ее бесперспективными попытками силового принуждения и экономического шантажа.


4. Коррупция: создание системы «ручного управления» государством; выдача финансовых и правовых привилегий лицам, приближенным к властям («друзьям все, остальным по закону»); предоставление возможности безнаказанно воровать в обмен на политическую лояльность (клептократия). Сам Путин признавал, что в стране процветает коррупция, но нужно добавить, что он несет за это личную ответственность. Клептократия блокирует экономический рост и усугубляет социальную несправедливость.


5. Путин создал культ собственной личности, неприемлемый с точки зрения демократических ценностей и не подкрепленный реальными успехами. Он позиционировал себя, как государственного деятели, способного навести порядок в стране. Ради этого создал систему «ручного управления», однако в действительности оказался плохим менеджером и плохим стратегом, не сумевшим использовать имеющиеся у него рычаги для решения стоящих перед страной задач.


Транзит власти и его последствия

Новая власть, какой бы она ни была, столкнется со всем комплексом стоящих перед страной проблем, независимо от того, возникли они по вине Путина или нет.


Транзит власти нарушит политический баланс путинской системы. Результатом станет активизация различных латентных сил и стихийный политический дрейф, результаты которого трудно предсказать. Очевидно, это будут трудные времена. Легких путей преодоления кризиса не будет.


Культ личности Путина исчезнет сам собой, но на его месте возникнет имиджевый вакуум, который затронет каждого, кто займет должность президента. Зачистка политического поля привела к тому, что в обозримой перспективе ни один российский правитель не получит даже минимальной харизмы, необходимой для управления государством в нестабильное время.


Недоверие к власти надолго станет доминантой российской политической жизни независимо от степени разумности проводимой политики. Возрастет политический вес регионов и их давление на федеральный центр, тоже с непредсказуемыми последствиями.

В результате возникнет ситуация, при которой возможности новой власти осуществлять позитивные изменения будут ограничены.


Наиболее управляемой (зависящей от политической воли властей) представляется внешняя политика, которую необходимо демилитаризировать и сделать более прагматичной. Здесь потенциально откроется окно возможностей.


Разумеется, имперцы, лоббисты и конъюнктурщики будут настаивать на усилении милитаризации. Все же можно надеяться, что тяжелая ситуация в стране вынудит новую власть взять курс на разрядку международной напряженности.


Неясно, однако, насколько внешние игроки пойдут навстречу подобным инициативам и каковы будут их встречные условия. Предстоит тяжелая дипломатическая работа. Начинать ее необходимо как можно быстрее, пока у России еще сохранились значимые переговорные позиции.


В области восстановления правовой среды необходимо сформулировать ряд первоочередных мер, которые могут быть быстро реализованы разовым решением. Таких мер не может быть много. К ним должны быть отнесены: отмена поправок в Конституцию и других одиозных законов, принятых в период правления Путина, приостановка деятельности Конституционного суда.


По-видимому, это максимум того, что реально может быть сделано. Прочие важные, но не столь очевидные изменения будут приниматься позднее в ходе долгого и тяжелого политического процесса.


Главные вызовы, с которыми столкнется новая власть - экономические и социальные. Эти проблемы сложны, и в их возникновении можно лишь частично обвинять Путина. Многие меры, предлагаемые сегодняшним правительством, выглядят разумными или, по крайней мере, пригодными для обсуждения. К сожалению, этих мер недостаточно для «экономического чуда», а эффект в лучшем случае станет заметен спустя многие годы.


Сроки реализации правительственных решений и ожидания позитивных сдвигов со стороны народа окончательно разошлись, образовав «ножницы». Россия проявила свое знаменитое терпение, доверив Путину 20 лет управлять страной. Ныне терпение истощилось, и это фундаментальный факт новой политической эпохи. Люди устали ждать выполнения обещаний, и ждут улучшений прямо сейчас. Сколь бы разумными ни были новые планы правительства, народ не хочет в очередной раз ожидать наступления «светлого будущего» в какой-то туманной перспективе.


В стране назревает революционная ситуация, похожая на ту, что возникла в Беларуси. Сегодняшняя власть это хорошо понимает и пытается смягчить положение мерами социальной политики, заключив с населением новый «социальный» контракт. Однако принимаемые меры несоразмерны масштабу проблем и лишь частично соответствуют народным запросам.

Авторитарная власть, помимо других недостатков, плоха тем, что при отсутствии механизмов транзита ее существование ограничено сроком жизни диктатора. Какие бы планы ни строило сегодняшнее правительство, оно не хочет видеть, что горизонт планирования ограничен этим сроком. Долгосрочные программы имеют не больше шансов на реализацию, чем советские документы на перспективу до 2020 г.


Новая власть, кем бы она ни была представлена, вынуждена будет работать в принципиально новых условиях. С одной стороны, ей придется считаться с растущими протестными настроениями, которые усилятся в после транзита. Эти настроения образуют границы возможностей, которые нельзя будет переступать. С другой стороны, политическая конкуренция обострится не только в части политической агитации, но и в части лоббирования различных государственных решений (экономических, законодательных и прочих). Российская «властвующая элита» абсолютно не готова к такой работе. Авторитарное правление Путина привело к утрате навыков выживания в конкурентной политической среде.


Политическая теория говорит о том, что при переходе от авторитаризма к демократии стране нужно пройти 2-3 (некоторые считают, что 3-4) политических цикла, прежде чем избиратели избавятся от утопических иллюзий и приобретут необходимый политический опыт. При действующем законодательстве на это уйдет 15 – 18 лет. Таких сроков у страны уже нет.


В результате может случиться, что россияне позавидуют украинцам, которые прошли через два майдана и усвоили их уроки. Путинская идея любой ценой не допустить оранжевой революции оказалась контр-продуктивной.


Заключение

Какие конструктивные идеи имеют шанс реализоваться в результате предстоящего транзита? На наш взгляд, их немного.


На первое место следует поставить изменение внешнеполитического курса, поскольку страна просто не имеет средств для его продолжения в существующем варианте.


Прочие направления проблематичны и требуют осмысления. Вероятно, необходима федерализация, однако ее конкретные формы сегодня почти не обсуждаются и даже находятся под запретом из страха сепаратизма.


В области экономики быстрых результатов в любом случае ожидать не приходится. В лучшем случае они проявят себя в следующем поколении. Принятие решений будет затруднено концептуальным спором между либералами и государственниками. Поэтому формирование экономической повестки будет конфликтным и неустойчивым (оно конфликтно уже сегодня).


Возрастет риск гиперинфляции и бесконтрольного наращивания внешнего долга.


Перспективы реформы правовой сферы туманны. Ельцин понимал важность этого вопроса, но в условиях политической нестабильности у него не дошли до него руки. Не скоро дойдут они и у новой власти.


Вместе с тем растущие народные требования не дадут властям много времени на размышления и реализацию необходимых мер.


Остается констатировать, что в стране наступят трудные времена. Однако, как писал Н.Карамзин, такие времена возникали и в прошлом, и государство не распадалось, а в конечном счете их преодолевало. С этой надеждой нам предстоит жить в ближайшие годы.


Оригинал

  • YouTube Социальные Иконка
  • Круглая иконка Facebook
  • Круглая иконка Twitter
  • Instagram - черный круг
  • Vkontakte - черный круг
  • Odnoklassniki - черный круг
  • YouTube - Black Circle

© 2018-2020 «INFORMATION PUBLICATION «NATIONAL POLITICS»»,

«ІНФОРМАЦІЙНЕ ВИДАННЯ «НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ»», «ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»» ©

Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації: Серія: КУ № 826-463Р, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com

© 2018-2020 «INSTITUTE OF NATIONAL POLITICS», «ІНСТИТУТ НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ», «ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ» ©

Україна, м. Київ, вул. Лютеранська, буд. 3-А, 01001, Ідентифікаційний код юридичної особи 41941956, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com