Юрий Шулипа: Большая отложенная война


Демонстрация готовности крупномасштабного конвенционального военного вторжения России в Украину и в этот раз в совокупности с организованными Москвой и Минском актами агрессии с использованием мигрантов против Евросоюза, специально инициируется Путиным для принуждения президента США Джо Байдена к переговорам, оказания военно-политического шантажа на руководство Украины и стран Запада с целью обеспечения политической капитуляции Украины.


Путин организовывает этот шантаж перед каждой встречей с Байденом. Полгода назад, перед грядущей встречей, на российско-украинской границе было сконцентрировано значительно большее количество вооруженных сил, чем сейчас. Руководство США позволило создать и закрепить Путину опасный прецедент военного шантажа в обмен на переговоры, бессмысленные с точки зрения логики и здравого смысла.


Путину может быть дана только одна гарантия – на защиту в международном уголовном суде


В российской пропаганде, по меньшей мере с 2007 года, существовал миф о том, что руководство НАТО якобы еще Горбачеву при Советском Союзе предоставило некие гарантии нерасширения, однако на данный момент этот миф успешно развеян. Кроме того, это требование Путина является смысловой частью его идейно-политической концепции 4-й мировой гибридной войны, которую он ведет против Запада с 20 февраля 2014 года. И раз он открыто заявляет о таких требованиях, все указывает на то, что он эту войну проигрывает.

Хотелка Путина о «надежных, юридически зафиксированных гарантиях, исключающих расширение НАТО в восточном направлении и размещение в сопредельных с Россией государствах ударных наступательных систем вооружений», как минимум является:


1) алогичной, — противоречащей правилам логики и здравому смыслу, поскольку сфера влияния НАТО расширяется не по указу его руководства, а благодаря добровольному желанию той, или иной страны стать членом НАТО, вызванного объективной необходимостью в коллективной самообороне от возможных посягательств на свою политическую независимость и территориальную целостность со стороны враждебных (вражеских) к ней третьих стран;

2) экзистенциальным вызовом для руководства США, НАТО и стран-членов Альянса;

3) покушением на суверенитет и политическую независимость таких стран Восточной Европы, пока что не являющихся членами НАТО, как «Швеция, Финляндия, Молдова, Украина, Республика Беларусь и Грузия».


На самом деле, Путин хочет избавить вышеуказанные страны от военного присутствия НАТО лишь с целью создания возможности для их последующей оккупации. При всех недостатках преимущественно организационного характера, НАТО – второй по величине после Китая военно-политический Альянс военного возмездия, которого Путин реально боится.

Естественно, НАТО никаких подобных юридических гарантий своего нерасширения ни одному из диктаторов не даст, потому что каждое государство вправе самостоятельно решать, в каких военно-политических альянсах ему состоять.


Кроме того, в Украине на конституционном уровне закреплен внешнеполитический курс на приобретение членства в НАТО и ЕС. И если Альянс пойдет на поводу у диктатора и узурпатора власти, то таким образом он фактически перестанет существовать, поскольку предоставление гарантий станет самоубийственным решением для НАТО, ведь оно будет противоречить принципам организации. Потому эта ситуация исчерпает себя на уровне требований Путина.


Единственная хотелка Путина, подлежащая удовлетворению, это реализация его права на адвоката в международном уголовном суде.


Поэтому, хотелка Путина о нерасширении НАТО была категорически отвергнута Секретарем НАТО, а потом и президентом США в ходе последних видеопереговоров с Путиным.


По итогам видеопереговоров Д. Байдена и В. Путина, «президент Байден выразил глубокую озабоченность Соединенных Штатов и наших европейских союзников по поводу эскалации Россией сил вокруг Украины и дал понять, что США и наши союзники ответят решительными экономическими и другими мерами в случае военной эскалации. Президент Байден подтвердил свою поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины и призвал к деэскалации и возвращению к дипломатии» — сообщается на официальном сайте Белого дома.


Как сами события демонстрации готовности Москвы, совершить крупномасштабное военное вторжение на свободные территории Украины, так и последующий призыв Д. Байдена, прозвучавший в ходе переговоров о «возвращении к дипломатии», свидетельствуют о том, что у США отсутствует внешняя политика на постсоветском пространстве, адекватная сложившимся угрозам и вызовам международной и региональной (европейской) безопасности со стороны Кремля.


Так, в частности, это вытекает из официальной позиции США, озвученной президентом Д. Байденом, позиции по минским договоренностям. Для Путина, исполнение Украиной почивших в бозе минских договоренностей в буквальном смысле является инструментом саморазрушение украинской государственности. Военно-политическое руководство США понимает минские договоренности как инструмент прекращения огня и попытки развитии мер доверия.


Отсутствие адекватной внешней политики США и Евросоюза в отношении Украины и России сублимируется со стороны США и ЕС вынужденными переговорами руководства США и ЕС и Путиным и его окружением.


США и Кремль имеют противоположные целеполагания в отношении Украины. США, так, как это понимает их руководство, стремятся оказать поддержку Украине по ее интеграции в НАТО и в Евросоюз, повысить сопротивляемость Украины от российской агрессии (отбиться от России), и не признать украденное (утяжелить бремя Кремля по удержанию временно оккупированных территорий Украины). Путин стремиться ликвидировать Украину как государство и геополитическую реальность. При этом, путинский режим не нейтрализован во внешнеполитической сфере санкциями, адекватными исходящим от него международной опасности и пропорциональными содеянному.


Исходя из этого, делается обоснованный вывод о том, что посыл Д. Байдена о «возвращении к дипломатии», приведет лишь к временному снижению военно-политической напряженности, и ни в коем случае не вынудит Путина и его окружения отказаться от своих захватнических планов свободных территорий Украины.


Нападет ли Путин весной на свободные территории Украины?


Древняя пословица гласит: когда говорят дипломаты, молчат пушки. Стало быть, военно-политическая напряженность откладывается, и с высокой долей вероятности, можно спрогнозировать, что как минимум до весны 2020 года. Пока, что Путин получил свой необходимый ему минимум удовлетворения от видеопереговоров с Байденом. Однако, удовлетворение, это такое состояние, которое рано или поздно заканчивается. Путину будет нужна новая подпитка адреналина.


До начала переговоров с президентом США, с военно-стратегической точки зрения, Москва осуществила комплекс мероприятий по подготовке к широкомасштабному военному вторжению на свободные от российской оккупации территории Украины. Исходя из наличия следующих показателей: расстановки сил, сконцентрированных военных группировок, боеприпасов и планов ведения боевых действий, Москва продолжает готовиться к большой конвенциональной войне с Украиной.


Однако, по состоянию на 6 декабря 2021 года, необходимого соотношения сил 1 к 3 в пользу нападающего со стороны Москвы не было достигнуто. Поэтому, крупномасштабное наступление Кремля на свободные территории Украины в ближайшее время представляется маловероятным.


Москва имеет превосходство сил в воздухе. Однако низкая облачность, преимущественно облачная погода и короткий световой день зимой ограничат не только применение авиации и вертолетов, но и использование пехоты, поскольку российская армия не оснащена тепловизорами в достаточном количестве для широкомасштабных операций в темное время. Поэтому, как минимум до конца февраля 2022 года, стоит ожидать лишь традиционного обострения боевых действий на локальных участках линии обороны.


При этом важно понимать, что в современном мире широкомасштабная война с применением всех видов конвенционального оружия, может быстро перейти в ядерную войну. Об этом прекрасно знают в Кремле, поэтому все эти 8 лет российской агрессии против Украины не стремятся к широкомасштабному нападению.


Стоит добавить, что Путин и его окружение не желают широкомасштабного нападения на свободные территории Украины из-за надежды на то, что их проект Северный поток 2 может быть запущен. В противном случае, нападение на Украину приведет к полной блокаде Северного потока 2.


В тоже время Москва сейчас использует военно-политический шантаж — давление на руководство Украины и стран Запада с целью повышения ставок. Кремль готов к отключению России от международных платежных систем и к наложению иных санкций в сфере экономики.

Чтобы предсказать грядущее поведение Путина, необходимо обладать информацией о наличии как минимум следующих факторов и обстоятельств:


1) тяжелое онкологическое заболевание Путина, являющееся стимулятором к ускорению уничтожения Украины и украинского народа, дабы осуществить свою мечту – еще при жизни войти в историю в качестве «собирателя земель русских» и персонажа, который своевольно и самоуправно изменил международную систему отношений и ценностей;

2) существование в выдуманной им парадигме ложных смыслов и ценностей.


С учетом данных факторов и обстоятельств обосновывается вывод о том, что вероятность широкомасштабного вторжения Путина на свободную территорию Украины со стороны России и оккупированного Донбасса в будущем будет только возрастать.


После оккупации Чеченской республики «Ичкерия», Путин постоянно психологически нуждается в новых победоносных войнах. Поскольку у него нет ни одной реальной победы, то, как показывает практика последних двух лет, эскалация со стороны России существенно возрастает под победобесие — к 9 мая. Психологически, празднование «единоличной победы» бывшего СССР во 2-й мировой войне, которую руководство СССР присвоило этой почившей в бозе «стране», Путин пытается выдать за планируемую им победу над Украиной в качестве своей собственной победы. Поступить так же, как в свое время, поступали во времена СССР, достигнуть чего-то недосягаемого к памятным датам.


Путин мечтает дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в Украине для того, чтобы перед 9 мая организовать небольшую победоносную и малозатратную войну, оккупировать по мере возможности еще какую-нибудь часть свободных территорий Украины, тем самым принудив Украину к капитуляционному соглашению типа Минск-3, чтобы ускорить политическую капитуляцию Украины.


На такое развитие событий указывает также тот факт, что помимо военного шантажа Москва занимается шантажом Украины в газовой, угольной и энергетической сфере путем существенного ограничения поставок Украине этих ресурсов.


Используя зависимость Украины от Кремля в газовой, угольной и энергетической сфере, Путин и его окружение умышленно существенно ограничили поставки данных ресурсов в Украину, чтобы в зимний период граждане и предприятия Украины пострадали от их нехватки, что по замыслам Путина-Патрушева должно создать такой кризис, который способен подорвать внутриполитическую стабильность при котором: «В любой момент в Украине может полыхнуть».


В кризисные периоды в подрываемых Кремлем странах существенно активизируется со стороны Кремля агентурно-подрывная деятельность агентов политического, общественного и информационного и прочего влияния. Вот почему нужно внимательно следить за развитием агентурно-оперативной обстановки в Украине.


В зависимости от того, насколько серьезно будет дестабилизирована в Украине со стороны Кремля и его многочисленной агентуры общественно-политическая обстановка, зависят масштабы военного вторжения Москвы и шансы их вероятности на свободные территории Украины.


Для обеспечения политической капитуляции Украины перед Москвой Путин и его окружение занимаются придумыванием не только «новых требований» Украине, но и поводов для начала крупномасштабного военного вторжения.


Важно понять следующую аксиому. Если у Путина и его окружения существуют, как минимум пять планов нападения на Украину, то рано или поздно при стечении обстоятельств в пользу Кремля эти планы с высокой долей вероятности будут реализованы. Поэтому нужно не ожидать нападения, а готовится к созданию стратегического паритета с Москвой, чтобы само нападение по причинам неприемлемости последствий от него для врага, стало невозможным.

Каковы в сложившейся военно-политической обстановке должны быть совместные шаги политического руководства Украины и США


10 ноября 2021 года в Вашингтоне подписана Государственным секретарем США Энтони Блинкеном и Министром иностранных дел Украины Дмитрием Кулебой Хартия о стратегическом партнерстве между США и Украиной.


Руководствуясь положениями Раздела II данной Хартии: «Безопасность и противодействие российской агрессии» и основываясь на возможностях США в оборонной сфере, обе стороны – Украина и США, ради надлежащего обеспечения военной и национальной безопасности Украины, должны предпринять следующие шаги, которые могут быть инициированы самой Украиной:


1) на уровне президентов Украины и США подписать меморандум о предоставлении Украине статуса Основного военного союзника США вне НАТО (ОСВН), представляющий стране его обладателю фактически все те же возможности в военной сфере, что и стране-члену НАТО за исключением права на коллективную самооборону, предусмотренную статьей 5 Североатлантического договора (подробнее об этом см. публикацию автора «Будапештский формат: два шага к деэскалации российской агрессии»);

2) заключить с США договор в военной сфере «О совместной защите воздушно-космического пространства Украины» (важно обеспечить надлежащую защиту украинского неба от вторжения вражеской авиации и вражеских ракет);

3) предложить США и Великобритании как гарантам территориальной целостности Украины по Будапештскому меморандуму временно разместить на территории Одесской, Николаевской и Херсонской областей системы ПВО, военную авиацию, и небольшой контингент вооруженных сил;

4) принять стратегию энергетической безопасности Украины и до конца следующего 2022 года обеспечить полную энергетическую независимость от страны-агрессора и оккупанта;

5) ратифицировать Римский Статут Международного уголовного суда;

6) прекратить практику навязывания Украине капитуляционных условий со стороны руководства страны-агрессора и оккупанта через президента Франции и канцлера Германии, типа «формулы Штайнмайера», нормандских, кластерных и прочих «соглашений». Принимая условия В. Путина, – руководителя страны-агрессора и оккупанта, президент Франции и канцлер Германии нарушают положение статьи 103 Устава ООН, гласящей: «В том случае, когда обязательства Членов Организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу», и одновременно действуют на стороне страны-агрессора и оккупанта против Украины;

7) подписать Закон Украины № 2689 «О военных преступлениях» (принятие двух данных законов позволит Украине продемонстрировать свою позицию как страны, соблюдающей международное уголовное право, принципы по борьбе с безнаказанностью и реально в правовом плане борющейся с российской агрессией).


В следующей публикации пойдет речь о том, как восполнить некомпетентность, импотентность и соглашательство Запада и победить Москву в конвенциональной части 4-й мировой гибридной войны на территории Украины.


Оригинал

0 комментариев