Поиск
  • Институт

Юрий Шулипа: «перемирие» в интересах Российской Федерации

Решение о дополнительных мерах по прекращению огня в зоне проведения Операции объединённых сил (ООС) со стороны руководства Украины, принято в преступных интересах страны-агрессора и оккупанта.



Достижение договоренности трехсторонней контактной группы (ТКГ) от 22 июля о дополнительных мерах по прекращению огня, которые вступили в силу 27 июля, следовало бы рассматривать как одно из важных условий проведения подготовки к началу широкомасштабных стратегических командно-штабных учений (СКШУ) «Кавказ-2020».


В сентябре 2020 года, СКШУ «Кавказ-2020» должны пройти не только во временно-оккупированном Россией Крыму, но и в ОРДЛО.


Стоит напомнить, что режим оккупации ОРДЛО обеспечивают созданные Россией так называемые армейские корпуса (Д/ЛНР), подчиняющиеся 12-му командному резерву южного военного округа (ЮВО) ВС России, тайно входящие в состав 8-й общевойсковой армии. 

В свою очередь, 8-я общевойсковая армия сформирована в 2017 году в составе Южного военного округа ВС России для обеспечения режима военной оккупации ОРДЛО и вероятного захвата новых свободных территорий Украины.


В настоящее время в ОРДЛО начинаются локальные военные учения российских оккупационных войск, являющиеся подготовкой к широкомасштабным стратегическим командно-штабным учениям «Кавказ-2020».


Эти учения очерчивают зоны проведения на территории ОРДЛО грядущих СКШУ «Кавказ-2020», которые запланированы на сентябрь 2020 года.


В рамках СКШУ России «Кавказ-2020» планируется проведение активных военных действий непосредственно возле линии обороны Украины с ОРДЛО от российской агрессии со стороны ОРДЛО. Это связано с отработками военно-тактических маневров по осуществлению вероломного вторжения на свободные территории Украины, их оккупации, уничтожению военной инфраструктуры ВСУ и пр.


В том числе, по причине проведения военных учений, российские оккупационные войска нарушают режим тишины.


Также по этой причине в приказе ВСУ для представителей ООС содержатся запреты на наступательные и разведывательно-диверсионные действия и использование любых видов летательных аппаратов.


Указанные запреты противоречат статье 11 закона Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях», согласно которой, «основанием для отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации и восстановления территориальной целостности Украины является Конституция Украины, законодательство Украины и статья 51 Устава Организации Объединенных Наций».


С военно-тактической позиции, в случае нарушения режима прекращения огня, для открытия встречного огня и пресечения агрессии противника, установленные разрешительные процедуры для ВСУ займут существенное время, за которое противник сможет причинить ущерб силам ООС и возможно проникнуть в тыл.


Для стратегического врага и противника одной из военно-тактических задач является максимальное скрытие проведения СКШУ «Кавказ-2020» на временно оккупированных территориях ОРДЛО.


Маскирование проведения СКШУ «Кавказ-2020» в ОРДЛО обуславливается необходимостью обеспечить внезапное вероломное вторжение со стороны временно оккупированных территорий на свободные территории Украины, в тот временной период, когда для этого В. Путин создаст «Casus belli», что полностью соответствует военно-стратегическим замыслам противника.


По причинам учений СКШУ «Кавказ-2020» и возможного вероломного вторжения на свободные территории со стороны ОРДЛО, в мае 2020 года в России увеличилось количество вербовки наемников для убийств украинцев со стороны российских военкоматов, различных охранных и ветеранских структур.


По этой же причине, свобода передвижений миссии ОБСЕ на временно оккупированных территориях ОРДЛО стала существеннее ограничиваться российскими оккупационными властями (что следует из отчетов ОБСЕ от 24 – 29 июля), нежели до принятия решения ТКГ от 22 июля «О перемирии».


Поэтому, решение трехсторонней контактной группы о перемирии сторон, принято именно в такой форме в интересах России.


Важно понять, что если бы Путин действительно хотел хотя-бы приостановить агрессию российских оккупационных иррегулярных и регулярных вооруженных сил со стороны ОРДЛО, не говоря уже о выводе оккупационных войск, то он бы это сделал без всяких договоренностей.


Систематические, злостные нарушения режима прекращения огня, установленного минскими договоренностями со стороны российских гибридных оккупационных войск, означают лишь то, что Кремль использует эти договоренности для обмана руководства Украины, откровенного издевательства над украинскими военнослужащими и украинским обществом и прикрытия своих истинных намерений по осуществлению военных действий с целью военного шантажа.


Этот тезис подтвердил пресс-секретарь Путина – Дмитрий Песков: «Россия не может выступать в качестве гаранта соблюдения режима прекращения огня в Донбассе, так как не является участником данного конфликта».


Собственно об этом часто своими речами намекают участники вражеской роспропаганды: «не присоединитесь к ОРДЛО, будем продолжать вас убивать».


Опыт перемирий с Россией последних шести лет российской военной агрессии против Украины показывает, что все значимые перемирия заканчивались для Украины трагическими последствиями: потерями людей, территорий, уничтожением имущества.


Таким образом, очередное «перемирие» призвано решить следующие военно-тактические задачи врага:

  1. обеспечить маскировку военных маневров и учений российских оккупационных сил к проведению части СКШУ «Кавказ-2020» в ОРДЛО;

  2. усыпить бдительность ВСУ и украинского общества для обеспечения вероятного вероломного вторжения на свободные территории Украины;

  3. за счет внезапности и вероломстве обеспечить возможность причинения большего вреда и ущерба ВСУ и захватить больше свободных территорий.

Не случайно второй президент Украины, опытный политик Леонид Кучма, по всей вероятности осознавая трагический финал последствий последнего очередного «перемирия»,  вышел из участия в ТКГ.


Помимо прочего, Кремль использует минские договоренности в качестве попытки ухода от ответственности за развязывание и ведение агрессивной войны на востоке Украины и оккупации ОРДЛО.


В этой связи, особого внимания заслуживает новость, опубликованная на официальном сайте президента России о телефонном разговоре Владимира Путина с Президентом Украины Владимиром Зеленским.


В ходе телефонного разговора Путин допустил откровенное вмешательство во внутренние дела Украины: ему не понравилось постановление о проведении местных выборов в 2020 году. В связи с чем, Путин (не признающий Россию стороной конфликта) откровенно беспрецедентно шантажировал Зеленского угрозой «перспективы урегулирования».


Также Путин выразил серьёзную озабоченность в связи с недавними заявлениями высокопоставленных официальных лиц Украины о неприемлемости ряда положений «Комплекса мер» и необходимости его пересмотра.


Стоит вновь особо отметить, что Путин не допустит пересмотра так называемых минских соглашений (Минск 1 и 2, «Комплекс мер») в пользу Украины по двум основным причинам:


1) Минские соглашения были написаны в Кремле, сформулированы в парадигме доктрины 4-й мировой гибридной войны Бартоша-Герасимова, которую президент России Путин ведет против Украины и стран Запада с 20 февраля 2014 года. Выполнение Украиной минских соглашений «Комплекса мер», в буквальном смысле, способно привести к разрушению формирующейся украинской государственности, что именно и добивается Кремль. Поэтому для Кремля временно оккупированный Донбасс, является одним из основных действенных рычагов военно-политического давления на руководство Украины, а минские соглашения в их исполнении Украиной, одними из эффективных инструментов разрушения украинской государственности.


2) Путину и его ОПГ как агрессорам и оккупантам важно не допустить создания прецедента уступок по изменению текста минских соглашений «Комплекса мер» в пользу Украины. Один прецедент уступок может повлечь создание другого аналогичного прецедента. Для Путина пойти хоть на одну из минимальных уступок в минском переговорном процессе означает продемонстрировать слабость перед противником и избавить себя хотя бы от любой, самой малой возможности разрушения украинской государственности.


Юрий ШУЛИПА


Оригинал

  • YouTube Социальные Иконка
  • Круглая иконка Facebook
  • Круглая иконка Twitter
  • Instagram - черный круг
  • Vkontakte - черный круг
  • Odnoklassniki - черный круг
  • YouTube - Black Circle

© 2018-2020 «INFORMATION PUBLICATION «NATIONAL POLITICS»»,

«ІНФОРМАЦІЙНЕ ВИДАННЯ «НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ»», «ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ»» ©

Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації: Серія: КУ № 826-463Р, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com

© 2018-2020 «INSTITUTE OF NATIONAL POLITICS», «ІНСТИТУТ НАЦІОНАЛЬНОЇ ПОЛІТИКИ», «ИНСТИТУТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ» ©

Україна, м. Київ, вул. Лютеранська, буд. 3-А, 01001, Ідентифікаційний код юридичної особи 41941956, тел. +38(068)9598974, info@institutenp.com